Цветаева – вне мраморно-монументального

28.12.2012

Сегодня исполняется 120 лет со дня рождения Марины Цветаевой, судьба которой связана не только с

Россией, но и с Чехией. 6 октября в городе Вшеноры, где жила великая поэтесса, вновь была организована пешая прогулка по некоторым цветаевским местам, а на берегу реки Бероунки разожжен Цветаевский костер. Инициатором идеи проведения этих костров в Чехии является творческое объединение РУПР. Мы беседуем с его основателем Олегом Крыловым.

- Как проходило мероприятие, которое ужe второй раз по вашей инициативе состоялось во Вшенорах? Люди откликнулись, насколько многочисленным было участие?

- Участие было достаточно многочисленным. В качестве иллюстрации я приведу фрагмент своего разговора с Аней Рудницкой, которая собирала и везла на поезде группу. Я звоню – ну как, едете? – Едем. – Много вас? – Ой, наших - целый вагон. Кроме того, еще попозже подъезжали, кто на машинах, то есть, народу было много.

- Как это проходило?

- Мы всем в этот раз сказали, что это будет чисто паломничество. То есть, мы даже не делали в этот раз экскурсию по всем памятным местам - многие уже там были и знают, поэтому мы назвали это встречу паломничеством.

Основная группа приехала из Праги на поезде умышленно, потому как и Mарина Цветаева ездила из Праги во Вшеноры на поезде, вышли на платформе, где она провела много часов в ожидании своих друзей или в раздумьях. Продолжает Олег Крылов:

- Пошли по цветаевским местам. Первая остановка была, конечно, у дуба. Вопреки ожиданиям, мы там провели почти полчаса. Возникали споры и рассказы, и там завязалась дискуссия по поводу жизни Цветаевой, оценки ее творчества. Худо-бедно добрались мы до костела, посмотреть там на другой домик Цветаевой с маленьким ромбовидным окошком, где она жила.

- А худо-бедно почему, там сейчас как-то усложнен путь к этому месту?

- Нет, просто мы очень медленно шли, потому что среди нас были как очень пожилые люди, которым было тяжело идти, так и почти новорожденные – некоторые шли с новорожденными на руках. Шли в разговорах, в спорах, поэтому вместо обычного, думаю, часа мы шли полтора часа.

На ограде у домика Цветаевой, где она дольше всего жила, в сентябре нынешнего года стараниями основанного в 2001 году в Праге Общества Марины Цветаевой была установлена мемориальная доска. Ее автором является дизайнер и архитектор Андрей Курочкин, установивший доску за свой собственный счет. В ее основе - рисунок Цветаевой (ложась спать поздно ночью, она оставила мужу записку с рисунком и указаниями, что ему следует сделать утром перед отъездом из Вшенор в Прагу).

Все приехавшие во Вшеноры собрались, наконец, у костра в честь поэтессы, породнившейся с этими местами.

- Представьте себе, мы зажигаем второй костер в таком прекрасном месте - я сомневаюсь, что где-нибудь еще в мире есть такое место для костров Цветаевой. Вы знаете, она сказала однажды о Маяковском, что смотреть мы будем на Маяковского вслед, оборачиваясь, то есть, он будет все время впереди. Мы никогда не догоним его. Это она говорила о Маяковском. А пока что мы можем сказать, что никто не догнал Марину Ивановну в поэзии. И я очень рада, что она это понимала, что ее догонят когда-то, неизвестно когда, сказала глава чешского Общества Mарины Цветаевой Галина Борисовна Ванечкова.

Продолжает Олег Крылов:

- Гости у нас были из разных мест – естественно, из Чехии, из России, был и гость из ОАЭ и гость Америки, поэт Люсьен Зелл.

- Какой резонанс у него вызывает творчество и судьба Цветаевой?

- Просто он ее любит и знает. Он сказал очень теплые слова про Цветаеву, сказал, что она у нас в сердце. В итоге он спел пару своих песен, посвященных ей. Когда мы информировали потенциальных гостей о событии, то подчеркивали, что мы не хотели бы официальных речей, выступлений, поэтому все было очень по-домашнему. Выступали несколько гостей, было несколько импровизированных выступлений. В общем, задача – не делать в год юбилея Цветаевой что-то мраморноe, монументальное, а постараться представить ее живой, - по-моему, у нас это получилось