В тени или с «Оскаром»?

05.07.2012

Прошедшая кинонеделя целиком принадлежит ленте Давида Ондричека «В тени». Премьера состоялась 13

сентября, фильм идет в 57 кинотеатрах, за это время ее посмотрели уже более 22 тысяч зрителей, а создателям лента принесла 3, 2 миллиона крон. Кроме этого, интерес публики к фильму «В тени» подогревает еще и то, что фильм в последнюю минуту был номинирован на «Оскар» от Чешской Республики.

Чехи еще раз показали свою верность национальному контексту. «Обитель зла: расплата» закончила на втором месте, а «Неудержимые-2» - на третьем. Из чего мы можем заключить, что вечно печальный Иван Троян в роли усталого чехословацкого криминалиста 50 годов все же более желанен, чем Мила Йовович в борьбе против зомби и даже более, чем все Сталлоне, Уиллис, Шварценеггер и компания прочих старичков. Следом за ними идет совершенно, похоже, излишний фильм Гржбейка «Святая четверка», который вяло показывает групповой секс, чем за неделю заинтересовал всего 9 тысяч чехов.

Члены Чешской киноакадемии выбирают из фильмов, представленных с октября 2011 года по конец сентября 2012. Такова специфика «Оскаров» - рассматриваются как обладатели «Чешского Льва», так и номинанты на него - за два года. В прошлые разы номинацию на «Оскара» заслужили «Желары» в 2003 году и «Мы должны помогать друг другу» в 2000 году (оба о второй мировой войне). В 1996 году «Оскара» получил фильм «Коля» (действие разворачивается в 80 годы в Чехословакии).

Номинации на «Оскара» будут объявлены 15 января 2013 года, кто победил в номинации «неанглоязычный фильм» мы узнаем 24 февраля. Номинации на «Чешского льва» будут объявлены 2 февраля, а победители – 2 марта.

-Мы боялись, выберут ли нас, и в то же время, премьера состоялась 13 сентября, а 14 сентября прекращались приниматься заявки в чешскую киноакадемию. Мы просто сделали такую вещь, которая довольно распространена – мы разослали приглашения на специальные демонстрации фильма (их было пять), которые посетили академики и успели принять решение, - говорит режиссер фильма «В тени» Давид Ондричек.

Итак, вступаем в тень - криминальная драма в жанре «нуар» от режиссера фильма «Одиночки» Давида Ондричека. 1953 год, мрачные мужчины в длинных плащах и шляпах, дождь и молчаливые сигналы, пустые серые улицы, звенящие трамваи на Вацлавской площади, частые перебои с электричеством, люди дезориентированы и испуганы, советские консультанты руководят СтБ - безутешное время. Режиссер Давид Ондричек утверждает, что более всего на создание этого произведения вдохновили такие фильмы, как «Психо» Альфреда Хичкока, «Бегущий по лезвию» Риддли Скотта и «Семь» Дэвида Финчера. Можете представить себе этот замес.

Комиссар Гакл распутывает банальный грабеж в ювелирной лавке, ниточки от которого, однако, ведут в большую игру и крупную антисемитскую кампанию. Главный герой пытается сохранить лицо и сберечь честь смолоду, его актерскую игру дополняет великолепный немецкий актер Себастиан Кох, которого все знают по фильму «Жизнь тех других». Его КГБ назначает вместо Гакла, отстранив последнего от дела.

Сценарист ленты «Роминг» Марек Эпштейн переписывал сценарий 17 раз, сам фильм, после того, как не прошел на «Берлинале» был заново смонтирован.

Оказывается, за всей это шарадой и стоит он, майор Ценке из ГДР, который в конце войны был взят в плен, восемь лет провел в ГУЛАГе в Сибири, а потом Советы сделали из него высокопоставленного полицейского, которому дано задание – навести сумбуру в Чехословакии. Если у него это получится, ему будет разрешено вернуться домой, где его ждут жена и ребенок. Стоило ради этого 17 раз переписывать сценарий?

Отвечает Давид Ондричек:

-Сначала мы переписывали сценарий по очень простой причине – нам все время не нравится сценарий, и нам казалось, что его можно еще улучшить. Но я думаю, что если бы у нас было больше времени, мы бы его переписывали еще до сих пор. Просто мне всегда кажется, что есть место, куда расти. Что касается монтажа, то наш фильм не взяли на «Берлинале», и мы восприняли это как определенный сигнал, что наша окончательная версия на самом деле окончательной не является. Нам пришлось его переделать и позже еще изменить музыку к фильму.

-Сколько по времени у вас занял этот проект?

-Вообще-то шесть лет, четыре года мы с продюсером Криштофом Мухой искали средства на него, в результате ленты появилась в чешско-словацко-польско-израильской копродукции. Съемки проходили 45 дней, 3-4 месяца подготовки, а заключительные работы – более года.

-Как вы оцениваете реакцию чешских зрителей и критиков?

-Я оцениваю ее гораздо позитивнее, чем мог себе представить. Фильм вызвал огромный резонанс, это противоречивое кино, на которое люди весьма эмоционально реагируют. Чего еще больше может желать режиссер, когда он закончил работу?

-На фильм уже водят школьников вместо уроков истории. И вы на днях проводили с ними беседу-семинар. Что их больше всего интересует в вашей трактовке?

-Это было очень интересно. Я, например, в одной критической рецензии прочитал мнение журналиста, что современная молодежь, должно быть, уже не знает, кто был у власти в 1953 году – коммунисты, евреи или фашисты. Я должен возразить. Дискуссия со школьниками была очень фундаментальна, и они удивили меня взрослыми вопросами и тем, как хорошо они знают историю.

-Как вы выбирали актеров?

-Я просто выбрал актеров по своему вкусу. Для меня основополагающим был Иван Троян, под него делался фильм, под него писался сценарий. Так что остальные актеры подбирались под него. Себастиан Кох меня совершенно поразил в фильме «Жизнь тех других». Я приехал к нему в Берлин, и мы пять часов очень эмоционально беседовали. Он весьма осторожно соглашается на новые предложения, очень тщательно выбирает фильмы, читает сценарий. Я сразу же захотел его как второго актера после Ивана Трояна