Отказникам отказано

06.05.2012

Министерство труда и социальных дел поставило весьма нелегкую задачу – уменьшить количество детей-

отказников, находящихся на попечении государства. За счет увеличения количества опекунских семей. И вот готов новый закон об охране детей, согласно которому самые маленькие дети исчезнут из домов малютки первыми, и президент накладывает на него вето. Вацлав Клаус считает, что закон был одобрен под давлением международных организаций – ООН, ЮНИСЕФ и Европейской комиссии, - которые долгое время критиковали Чехию за слишком большое количество детей в детдомах.

Что еще не понравилось Клаусу? Что дома малютки будут упразднены, а достаточного количества приличных опекунских семей, никто гарантировать не сможет. По словам президента, в законе весьма расплывчато определены функции административных пунктов – регулярно судить, не нуждаются ли дети в защите. Это могло бы привести к нежелательному вмешательству государства в личную жизнь семей, считает президент. Норма не предоставляет никаких страховок против бесчинства чиновников в этой сфере. Президенту не нравится и зарплата опекунов. Он опасается, что детьми будут торговать, и они будут без конца менять опекунов и опекунские семьи вместо того, чтобы оставаться в родном детдоме. Кроме того, недавний фейл с другими социальными реформами, которые были просто плохо подготовлены, застав ил президента дуть на воду, особенно, если речь идет о детях.

Решение президента разозлило экспертов, на него посыпались ругань и проклятия. Министр социальных дел Яромир Драбек заявил, что депутаты переголосуют его вето – для этого нижней палате понадобится как минимум 101 голос, в прошлый раз руку за него подняли 108 человек. В подаче НЖО это звучало так: «Надеемся, что найдется 101 умная голова в нижней палате, раз уж глава государства у нас глупая».

Риа Черна, член содружество Amalthea, которое занимается социальной помощью детям, расстроена:

- Мы удивлены и разочарованы решением господина президента. Мы уверены, что законопроект, который депутаты одобрили во втором чтении – шаг в правильном направлении, потому что законные нормы по этому поводу не менялись с революции 1989. Президент имеет на это право, но он аргументирует как человек, который ничего не понимает в этой области и спекулирует на мифах. Норма предполагает и превентивную работу в семьях, чтобы детей вообще не отбирали у родителей. И даже если случай серьезный, и ребенка необходимо изъять из семьи, он должен как можно быстрее попасть в другую семью, избегая казенных домов. А господин президент считает нашу систему учрежденческой опеки одной из лучших…Но ребенку не нужны хорошие педиатры, ему, в первую очередь, нужны мама и папа.

- И сторонники, и противники этой идеи сошлись в том, что ребенку лучше быть в семье, чем в детском доме. Разногласия лишь в том, как безболезненнее претворить в жизнь столь благое начинание. Критики опасаются, что профессионализация опекунства превратится в рынок, а защитники аппелируют к положению Чехии в Европе.

- Что касается финансовой мотивации, то спросите у любого опекуна, зарабатывает ли он на этом, он вам рассмеется в лицо. Мало того, что денег не хватает, так это занятие еще не сильно престижно в обществе. Как предотвратить то, чтобы опекунами не становились люди, заинтересованные лишь финансово? Со всеми проводятся собеседования, социальные работники и психологи способны распознать такую мотивацию. Вся Европа ориентируется на это, и только мы все еще ждем.

- В Чехии 11 000 отказников или сирот. Это цифра действительно сильно отличается от статистики по Европе?

- Даже в Словакии ребенок до трех лет по закону не может находиться в казенном учреждении, а сейчас ведутся разговоры о том, чтобы продлить этот возраст до шести лет! И опекуны находятся. Президент боится, что их недостаточно. Это сейчас их недостаточно, потому что система еще не предприняла меры, чтобы их стало больше. И не надо думать, что Чехия – такая исключительная страна, в которой не это не будет работать.

- Можно ли сказать, что интерес к опекунству есть, и растет?

- В настоящее время мы помогаем примерно 80 опекунским семьям в Пардубицком крае. Мы все время на связи, ведь они часто берут и детей-инвалидов, или не вполне здоровых. Интерес к опекунству повышается, проводятся новые кампании, люди постепенно понимают разницы между опекунством и усыновлением-удочерением, я вижу, к нам обращаются больше людей, которые решили стать опекунами после зрелых и рациональных размышлений, а не только по сиюминутному стремлению спасти ребенка.

В настоящее время в Чехии 8000 опекунских семей, из них примерно половина – не родители, но родственники детей – бабушки-дедушки, дяди-тети. 55 процентов малышей не старше 18 месяцев, которые размещены в домах малютки, впоследствии возвращаются к настоящим родителям, а 32 процента принимаются опекунским семьями или усыновляются