Лаборатория безухого алхимика

21.06.2012

Говорят, что о каждом здании в Праге можно рассказать легенду, и не одну. Мы сегодня побываем в доме с

очень странным названием «У осла в колыбели» на пражской Малой стране и узнаем, кто в конце XVI века, волоча за собой деревянную ногу, поднимался по его деревянной спиральной лестнице – чуть ли не самой старинной в Праге, по утверждению историков.

Не буду вас долго томить и открою вам пункт нашего сегодняшнего назначения. Мы отправляется в Музей алхимиков и магов старой Праги, который открылся на пражском Янском холме этой осенью. Дом, в котором находится музей, называют домом «У осла в колыбели», а также «Башней Келли». Тайну первого названия я открою вам попозже. А о каком Келли идет речь? О том самом, который станет сегодня главным героем нашего повествования. Эдвард, или Эдуард Келли – медиум, мистик и алхимик, англичанин, сумевший убедить императора Рудольфа II в своей способности превращать неблагородные металлы в золото. Потом он впал в немилость и дважды был заточен в чешских крепостях, дважды пытался совершить побег, и дважды веревка его подвела: во время первого падения Келли сломал одну ногу, при повторном бегстве вторую. А потом и вовсе отравился. Так гласят легенды. Нелегкую задачу воссоздать лабораторию знаменитого алхимика рудольфинской эпохи взял на себя Филип Ян Зволски, владелец Музея алхимиков. И именно с ним мы поднимаемся сейчас по старинной лестнице на второй этаж «Башни Келли».

- 60 ступенек на этой лестнице,

- Мы догадывались, что эта лестница преклонного возраста, но лишь специалисты по охране памятников нам рассказали, что эта лестница одна из самых старинных в Праге, что это редкость.

- Мы поднялись на второй этаж, в так называемую башню Эдварда Келли, на чердак дома. Наша экспозиция разделена на две части, и мы сейчас находимся в первой – в кабинете, или же «предбаннике» лаборатории алхимика. Тут он устроил себе небольшой склад из разных банок и склянок, чучел животных. Кроме того, учитель Эдварда Келли Джон Ди, один из самых образованных людей своего времени, привез сюда свою домашнюю библиотеку, вернее, ее часть. Джон Ди, между прочим, владел в свое время самой большой библиотекой в Европе. Полюбоваться на библиотеку пришел и сам император Рудольф II. Сейчас он пристально наблюдает за золотой кошкой, которая, как видимо, вывалялась в золотом порошке.

- А книги настоящие, старинные?

- Если бы это была настоящая библиотека, у нас бы не выдержали потолки. Этого мы не можем себе позволить. И, конечно, это было бы очень дорого – иметь такие старинные книги в оригинале.

Присутствует в библиотеке башни Келли и еще один исторический персонаж. Прямо скажем, неожиданный. Это Уильям Шекспир. А он как здесь оказался?

- Дело в том, что американский ученый Винсент Бриджес выдвинул гипотезу о том, что Шекспир в Праге был, и не единожды, а 12 раз. И, возможно, прямо в этом доме драматург встречался с Эдвардом Келли и Джоном Ди. Потому что все они были шпионами английской королевы. Здесь Шекспиру могли подсказать и сюжет для пьесы «Сон в летнюю ночь». Возможно, и осел появляется в пьесе именно потому, что этот дом носит название «У осла в колыбели».

А почему за домом на улице Янский холм закрепилось такое странное название – «У осла в колыбели», я узнала из книги Филипа Зволского, в которой он собрал пражские легенды, рассортировав их по городским районам. Так вот, якобы, к Эдварду Келли обратилась за помощью некая Анна Грдлова, самая известная на Малой стране сплетница. У нее очень болел ребенок, и она решила попросить о помощи кудесника Келли. Встала она во дворике у башни и позвала алхимика, тот выглянул с башни, и под его длинными волосами женщина увидела отрезанные уши. Ясное доказательство того, что любимец императора был преступником. Келли разгневался и заколдовал ребенка Грдловой: дома в колыбельке она обнаружила свое дитя с ослиной головой. Но, к счастью, ребенка удалось расколдовать: несчастная мать отмолила его перед иконой Девы Марии. А Келли, якобы, вскоре исчез из Праги. Но его дух до сих пор бродит по его собственному музею. Как рассказывает наш собеседник пан Зволски, когда один из гостей недобрым словом помянул алхимика в винном погребке музея, то в ресторане полопались лампочки. Их сменили, а они снова перегорели. Электрики сломали голову, пытаясь найти решение проблемы. Пришлось хозяевам музея просить у обидчивого англичанина прощения. Доказательством того, что эта история действительно имела место, является огромный счет за электричество, смеется Филип Зволски.

- Кстати, а откуда такая уверенность, что алхимик Келли жил именно в этом доме – на Янском холме, 8? Есть тому какие-то доказательства?

- Есть люди, которые уверены, что Келли здесь работал в 1580-е годы, есть люди, которые этому не верят. Но с таким человеком, как Эдвард Келли, никогда нельзя ни в чем быть уверенным. Он и день своего рождения выбрал сам, чтобы улучшить свой гороскоп.

- А сейчас мы проходим во вторую комнату. Кстати, мы прошли через стену, которая ранее являлась фасадом этого дома, здесь он заканчивался при жизни Келли, а все остальное – это уже пристройки более позднего времени. Сейчас мы находимся в главной лаборатории алхимика, где, как и положено, находится несколько печей. Первая снабжена мехами, которые посетители смогут сами привести в движение.

- Печи предназначались для нагревания всевозможных веществ. Но высокие температуры требовались не всегда. Когда достаточно было небольшого нагревания, алхимики пользовались природными источниками, например, конским навозом, реакциями гниения и тления органических веществ. Как раз такого тепла достаточно для производства гомункулов – существ, которые, как верили древние алхимики, можно взрастить искусственным путем. Вот здесь они и растут, на грядке под стеклянными банками. Гомункулы у нас представлены разные – от самых микроскопических до большого, который прорвался через стеклянный аквариум, и растет себе дальше.

- Вы поддерживаете в музее какую-то специальную температуру? Как-то здесь на чердаке холодновато.

- Поскольку у нас представлены не настоящие исторические экспонаты, а современные копии, мы не должны поддерживать специальный температурный режим. Поэтому здесь у нас такая же температура, как на настоящем чердаке. Наверное, так же холодно здесь было и при Келли, с той разницей, что Келли мог погреться у затопленной печи.

- А вот еще один интересный экспонат – скелет, держащий лупу. Можно дернуть за веревочку, и рука скелета поднимается. И мы можем направлять ее на разные экспонаты.

- Поскольку алхимики создавали искусственных людей, им требовалось хорошо знать строение человеческого тела. Поэтому человеческий скелет всегда был у них под рукой, для изучения функций тела. Наш скелет, к тому же, сам держит лупу, в помощь исследователям.

- То есть мы можем изучать через лупу сам скелет?

- Да, именно так.

- А здесь у нас уголок для отдыха, потому что и алхимикам надо когда-нибудь отдыхать. Келли в этом доме жил, когда у него уже была деревянная нога. Ему, бедолаге, приходилось взбираться по крутой лестнице каждый день. Здесь он мог полистать в своих книгах и манускриптах о магии, в том числе, в Смарагдовой скрижали – самом важном манускрипте всех алхимиков.

- Можно сказать, что все алхимики были трудоголиками, работали дни и ночи напролет?

- Ну, на этот вопрос так же трудно ответить, как и на вопрос, все ли алхимики были шарлатанами. Шарлатаны пытались убедить императора в том, что в поисках философского камня им приходится работать и днем, и ночью. Но максимально, что выходило из их лабораторий, это неплохой алкоголь. Те же, кто отдавался своему ремеслу по полной, разумеется, были трудоголиками. Они ведь не только искали рецепты изготовления золота или гомункулов, но и делали лекарства.

- О Келли рассказывали, что у него была деревянная нога, не было ушей. Как он на самом деле выглядел?

- Мы этого не знаем. Сохранилось одно-единственное его изображение, появившееся через 60 лет после его смерти. Джон Ди в своем дневнике описывал Келли как сгорбленного полного мужчину, а на рисунке Келли изображен как старец с бородой, с благородными чертами лица. Что касается деревянной ноги, то, скорее всего, это соответствует действительности. Он дважды был в заключении, в первый раз в крепости Крживоклат, откуда он попытался сбежать и при прыжке из окна сломал ногу. Потом император на время освободил его, а потом снова заточил в крепость Гневин, где Келли умер. То ли выпал из окна, то ли был отравлен – точно сказать нельзя. Легенда гласит, что уши ему отрезали в Англии за мошенничество. Но, возможно, его недоброжелатели выдумали это, чтобы алхимика очернить. Но он действительно полной правды о себе не рассказывал.

- А здесь в клетке чучело макаки. Она настоящая?

- Да, это макака, которую алхимики использовали для своих опытов. К моему сожалению – я очень люблю животных, алхимики, как и современные медики, ставили опыты на животных. На них тестировались разные лекарства, отвары. Нашу макаку через трубочки поят разными настойками, эти же трубки ведут на первый этаж, в винный погребок алхимиков «Келликсир». Там мы тестируем эликсиры, например, эликсир молодости, на наших посетителях. На самом деле, это хорошие качественные вина. Но макака не единственное животное, которое наш алхимик использовал для опытов. Целый чердак заставлен множеством клеток с животными.

- На этот чердак мы не можем подняться, можем посмотреть только снизу, сквозь щелочку, что там стоят какие-то клетки.

- А вот здесь достаточно гнусное зрелище – ванна, в которое что-то гниет.

- Тут у нас специальный уголок, где методом дистилляции производятся разные зелья, эликсиры. Из этой ванны отходит трубка, ведущая в погребок. То есть внизу мы разливаем как раз зелье из этой ванны. А по соседству стоит философское яйцо - устройство, предназначенное для производства философского камня. Именно философский камень был необходим для получения золота из свинца. Но Эдварду Келли не очень повезло: при опытах в его лаборатории произошел взрыв. И этот взрыв мы запечатлели как в остановленной съемке, видите, кругом разлетевшиеся осколки. А сам Келли спрятался за печкой и с ужасом взирает на то, что произошло.

- А здесь тоже какая-то печь?

- Это не одна печь, их тут сразу несколько. Потому что каждая печь служила для достижения определенных температур. Первая – атанор, служила для производства философского камня, есть еще печь плавильная и печь для дистилляции. Все эти печи мы воссоздали в соответствии со старинными рисунками, иллюстрирующими лаборатории алхимиков.

В поисках колб, склянок и прочие атрибутов старинной лаборатории Филип Зволски с супругой обошли немало блошиных рынков и облазали немало чердаков.

- А здесь у нас своеобразное доказательство того, что не все алхимики были шарлатанами, и некоторые их опыты были очень даже полезными. Недаром алхимия стала предвестником нескольких наук – химии и фармации, в частности. Алхимики использовали силы природы в лечебных целях. Поэтому здесь у нас представлены травы – сушеные, в настойках и т.д.

В последнее время в Чехии появляется все больше музеев, посвященных алхимии и алхимикам. В Малостранской башне на Карловом мосту открыли выставку об алхимиках и звездочетах при дворе императора Рудольфа II. На ней тоже можно увидеть реплику старинной печи, использовавшейся алхимиками. В Кутне Горе возобновил работу Музей алхимии. Не боится ли Филип Зволски конкуренции?

- Я отважусь сказать, что из всех подобных экспозиций наша ближе всего к действительности. Наша лаборатория выглядит так, как будто ее вот-вот покинул ее хозяин: всюду валяются бумаги, банки, тигли. Это не стерильная выставка. А потом, у нас можно экспонаты трогать руками. На первом этаже их даже необходимо трогать руками, на втором этаже тоже есть несколько интерактивных экспонатов.

- А сейчас мы спустились на первый этаж. И здесь одна из стен переделана в большую бочку с краном, из которого, как логично предположить, что-то должно вытекать.

- На самом деле, за этой бочкой скрывается туалет. Наши оформители вычитали в старинных книгах, что человеческая моча использовалась ранее для получения фосфора. То есть наши посетители не просто ходят по нужде, но одновременно помогают нам в производстве фосфора, который стекает вот в эту деревянную кадушку.

- Поэтому эта кадушка и светится, из-за фосфора.

- А вот еще один интерактивный экспонат. Про чешский народ говорят, что у него «злате ручички» - золотые руки. И мы предлагаем всем проверить свои руки – золотые ли они?

- Это сундук, в который нужно засунуть руку. И что происходит? Ага, действительно видно, что руки становятся золотыми. Через стеклянное окошечко.

- А тут у нас алхимическая печь. Если в нее заглянуть, то можно увидеть фильм под названием «Сон алхимика» - это видеоприглашение на чердак, в лабораторию алхимика, которое завершается сценой взрыва. А вот еще один вариант философского яйца – булькающий сосуд. Если покрутить за ручки с одной стороны, он начинает светиться синим, если с другой – то желтым.

А сейчас мы входим в одну из самых таинственных комнат «Башни Келли» - магическую комнату Дома Фауста. Стеклянный пол здесь разрисован таинственными непонятными письменами, фигуры в черных одеяниях выглядят не совсем дружелюбно, а в углу сквозь дыру в потолке виднеются лишь ноги неизвестного гражданина – очевидно, кто-то тянет его вверх из комнаты. Гражданин этот – сам доктор Фауст, которого дьявол уносит в ад. О пражском Доме Фауста, в котором могла, по мнению хозяев музея, находиться такая магическая комната, рассказывает Филип Зволски.

- Это дом, который связан с магией и алхимией, одно из самых таинственных мест в Праге. Он расположен на месте, называемом Морань. А Морана или Марена – это в славянской мифологии богиня смерти. Людей, интересующихся магией, всегда интересовала и смерть. Поэтому расположение Дома Фауста неслучайно. Сначала этот дом принадлежал воеводе Опавскому, роду Младоты из Солописк, и некоторое время им владел сам Эдвард Келли.

Рассказывают о Доме Фауста и множество легенд. Например, историю о волшебнике, который прибыл издалека, поселился в этом доме на Карловой площади и стал удивлять пражан своим трюками, пока однажды на его представление не явилась незнакомка в чёрном. Она сидела в первом ряду, однако никто, кроме самого хозяина дома, её не видел. Покрывшись холодным потом и весь дрожа, колдун пытался продолжать демонстрацию фокусов, однако ничего у него не получалось. Потом незнакомка превратилась в двойника волшебника и сама стала показывать зрителям фокусы. А в конце представления несчастный волшебник увидел, что в зале сидят скелеты, одетые в светские платья. Чуть не помутившись рассудком, волшебник сжег все книги доктора Фауста, которыми часто пользовался для своих колдовских дел, сломал свои аппараты, измерительные приборы, уволил слугу и исчез в неизвестном направлении. А я продолжаю осматривать магическую комнату в Музее алхимиков.

- А что находится под этим полом? Какой-то подвал?

- Нет, он просто немного приподнят, чтобы все помещение производило более динамичное впечатление. И создается ощущение, что комната уходит в глубину, куда-то в бесконечность. На стенах комнаты на многих языках написано одно и то же изречение. И на русском оно тоже есть.

- Вот она, эта надпись: «К магии ведут многие пути, но лишь одна ведет из нее вон».

В комнате Фауста можно познакомиться и с несколькими бывшими владельцами пражского Дома Фауста, в частности, доктором Киттелом. Его часто называют «Фаустом из Йизерских гор» и «доктором-волшебником», поскольку он мог вылечить практически каждого.

- Киттел жил в Йизерских горах, но до Праги добирался с помощью своего волшебного плаща, который он получил от дьявола, которому продал свою душу. Дьявол дал ему необыкновенные способности к лечению людей и плащ, надев который, доктор Киттел навещал в Праге своих пациентов.

Ну, вот, все, что мы должны были узнать о великом алхимике Келли, мы узнали. А теперь время заглянуть в небольшой ресторанчик, расположенный в доме «У осла в колыбели». Владельцы музея назвали его «Келликсир».

- А сейчас мы зашли в небольшой винный погребок, где можно попробовать вина, стекающие по многочисленным трубкам с чердака. Здесь его разливают по бокалам.

- У нас можно отведать эликсиры жизни, молодости, любви. И закуски у нас тоже имеют непосредственное отношение к миру алхимии: это гермелин императора Рудольфа Второго, «гомункулы в уксусе» (на самом деле, это традиционное чешское блюдо «утопенци»).

Музей алхимиков и магов – это второй по счету музей, открытый Филипом Яном Зволским. Первым был Музей пражских повестей и страшилищ, который открылся три года назад. Кто посещает этот музей – чехи или иностранцы?

- Пятьдесят на пятьдесят. Среди чехов, это, прежде всего, семьи с детьми. Экспозиция, как и здесь, разделена на две 2 части. Но здесь мы поднимаемся наверх, а там спускаемся в подвал, на улочку духов. Мы представили, как могла бы выглядеть в Праге улочка в период средневековья. Время остановилось на полуночи, поэтому посетителям не нужно бояться, что на них кто-то нападет из-за угла: они спокойно могут встретиться с духами и прочей нечистью лицом к лицу. А в другой части музея вы можете заглянуть в книгу повестей, из которой вылетают страницы, примерить на себя образ страшилища и встретиться с княжной Либушей, которая предсказывала расцвет Праги.

По словам Филипа Зволского, среди иностранных посетителей Музея пражских повестей преобладают русскоговорящие.

- По какой причине, сложно сказать. Может быть, потому, что россияне проводят в Праге больше времени, чем туристы из других стран. Поэтому, помимо основных достопримечательностей, они успевают посетить и наш музей. Может, россиян сильно привлекает магия и потусторонний мир? Это у ваших слушателей нужно спросить. Мы клиентам из России рады, и даже выпустили для них книжечку с пражскими легендами,

- рассказал нам Филип Зволски