Зачинатель «Собачьих воинов» довоевал

16.10.2012

19 мая в Праге в возрасте 48 лет умер известный певец, пианист и автор песен Филип Топол. Лидер

рок-группы Psí vojáci («Собачьи воины») чувствовал себя неважно после короткой тяжелой болезни уже на последнем концерте 11 мая, сообщил менеджер Топола. Группу Psí vojáci Филип основал еще в 1979 году вместе со своими одноклассниками – ребятам было лет тринадцать и братом Яхимом, написанные им тексты стали культовыми. Одна из наиболее известных Žiletky («Лезвия») легла в основу одноименного фильма 1994 года, Топол снялся в картине в главной роли. Музыкант, происходивший из писательской семьи (отец – драматург Йозеф Топол, старший брат Яхим – поэт и один из наиболее успешных прозаиков среднего поколения), был автором не только текстов к песням, но и новелл.

Уже в год своего основания «Собачьи воины» были допущены на фестиваль «Пражские джазовые дни». Бунтарский запал группы привлек, однако, внимание не только публики, но и ГБ, и первый допрос гэбисты устроили зачинщику Филипу Тополу, когда ему было всего 13 лет. Тополская команда не имела возможности публично выступать, однако в диссидентсткой среде достигла признания и появлялась на андерграундных сходках. Oни проходили у Вацлава Гавела, президентство которого тогда еще скрывалось за дымкой грядущего двадцатилетия.

Бунтарских кровей поэт и публицист Иван Мартин Йироус по прозвищу Псих, которого Гавел пригласил на один из концертов, приравнивал взрывной эффект, произведенный «Собачьими воинами» на своих сверстников, воздействию легендарной «Plastik People of the Universe».

В архиве Радио Прага сохранилась запись интервью с Филипом Тополом 2005 года, состоявшаяся вскоре после публичного чтения новеллы «Дорога Карела Ювелира на Корсику» и встречи с ее автором в театре Шванды на пражском Смихове. Незадолго до того в его новой книге встретились тексты 1979, 1999 и 2001 гг..

Филип Топол:

«Это мне 13» - является дневниковой записью с того возраста. Что же до «Ювелира», он был написан в трудный период, честно говоря, я тогда чуть ли не умер – операция поджелудочной железы. Это были раздумья над странствиями в целом. У меня был также такой герой Килиан Недоры, это была песня моего alter ego, бедолага, саморазрушительная личность, ничего уже не ожидающая от мира. А когда жизнь подбросила на ухабе, родился новый, конструктивный персонаж. Ювелир, открыватель жизни, искатель … из чего вылилось и такое раздумье над жизнью (смех).

«Записки любовника» 2001 г. - уже скорее сказка, поэзия в прозе, может быть. Родилось все это на реальной основе, так как я имел возможность пробыть месяц в Гамбурге - свою студию, где я мог сочинять и где было ужасно холодно, мне одолжил пан Кобласа. Дело было в январе, весь январь. И там-то я влюбился в зиму. Сегодня это звучит немного еретически!»

Литературный талант в семье Топол является наследственным признаком. Воспринимал ли Филип Топол данное обстоятельство так, что это его к чему-то обязывает?

«Нет, нет, ни в коем случае. Для меня первостепенна музыка. И в этом отношении, думаю, я более свободен, чем мой брат или отец, когда я начинаю писать текст, для меня это что-то вроде развлечения. Как раз сейчас я взялся за новую прозу и воспринимаю в виде дара то, что я никуда не тороплюсь. Одно издательство мне предложило деньги с тем, чтобы я до одного года написал книгу, но я отказался. Во-первых, деньги не были такие уж большие, а во-вторых, такая принудиловка не для меня. Так что в этом я свободен, и даже очень».

В конце новеллы герой Топола Карел Ювелир (в оригинале Кленотник) добирается к морю и познает себя в уединении.

«В чешском языке есть два слова уединение и одиночество. Уединение я воспринимаю очень позитивно, человек не находится под постоянным давлением каких-либо речей. Думаю, это дело хорошее. И в одиночестве что-то есть, только оно гораздо глубже. Его могут выдержать лишь самобытные личности. Я это так коротко для себя определил, что одиночество или уединенность в тягость вечером, зато поутру – спасибо, Господи, за это! Думаете, что это прозвучало как-то трагически? Нет, это не трагедия. Скорее смиренность с самим с собой»