Без скидок на возраст

01.07.2012

Без скидок на возраст концертировали в рамках турне фестиваля Concertino Praga по Южной Чехии. Смотр

напомним, родился двумя годами позже одноименного радиоконкурса, в нынешнем году он отмечает свое 45-летие.

Мы поздравляем всех одиннадцать лауреатов Concertino Praga. Двое из них – российские пианисты. Виктор Маслов, интервью с которым на радио Прага вышло в эфир 14 июня, стал абсолютным победителем радиоконкурса, а Павел Верхатуров, с которым вы сможете ближе познакомиться сегодня, занял второе место. Однако прежде чем предоставить слово воспитаннику московской Гнесинки, мы побеседуем с директором Центра художeственных коллективов и смотров Чешского радио Яном Симоном. Он считает успехи российских исполнителей закономерностью, которую можно было бы назвать и закономерностью «наследования».

Яном Симон:

«Территория Российской Федерации или в ряде случаев стран бывшего Советского Союза генерирует армию исключительных музыкантов. Я смог убедиться в этом лично, так как по профессии являюсь пианистом. Когда мы ездили по международным конкурсам, признаюсь, что мы прямо-таки испытывали страх перед российскими участниками. Уровень их подготовки был просто невообразимым. Консерватория им. Чайковского выпускает самые большие звезды. Помню, когда я в качестве участника приехал на московский конкурс имени Чайковского, и на концерте, предваряющем конкурс, выступили трое ребят – думаю, что первому из них было лет одиннадцать, второму и третьему – двенадцать и пятнадцать лет.

Когда мы их услышали, мы с коллегами пeреглянулись – если все подготовлены так же хорошо, как они, что же мы здесь вообще делаем, спросили мы сами себя. Однако когда я назову эти три имени, полагаю, что чувства, испытываемые нами тогда, были понятны: конкурс открывали Максим Венгеров, Вадим Репин и Евгений Кисин. Наша фрустрация была налицо».

- Большой народ более заметен и своими талантами.

«Это дано и демографическими причинами: процент талантливых людей среди десятимиллионного населения естественно ниже, чем в стране с населением до 150 миллионов. Но, с другой стороны, традиция русской исполнительской школы, несомненно, тоже дает очень многое – упомяну только, идет ли речь о фортепиано, о Святославе Рихтере и Эмиле Гилельсе, у которых было множество последователей как в самой России, так и за границей, или об иконе преподавания фортепианной игры, Нейгаузе».

- Возникает ощущение, что к музыкально-исполнительской деятельности молодых на всех уровнях предъявляются все большие требования – думаю, что здесь есть параллели со спортом – не пора ли в корне изменить подход?

«Я через это также прошел. Мир музыкального, должен сказать с большим сожалением, бизнеса действительно имеет схожие характеристики с миром спортивного бизнеса и иными сферами. Сегодня мы имеем дело уже не только с талантом как таковым, но и с маркетингом, с тем, какую прибыль способен принести «продукт», и развитие таланта требует немалых затрат. В наше время уже почти не осталось места для обычного спорта, клубы подталкивают детей к чрезвычайным достижениям, высочайшим результатам».

Аналогичные проблемы наблюдаются и в музыке, подтверждает Ян Симон, и многие хотели бы воспитывать исключительно звезд первой величины.

«Меня беспокоит следующее – лет тридцать назад, когда я еще участвовал в престижных международных конкурсах, ситуация была менее жесткой, чем сегодня. Ныне, если вам только удалось выбиться из потока, вы должны немедленно этим обстоятельством воспользоваться, иначе вам придется остаться в легионе так называемых безымянных музыкантов. Опасаясь такого эффекта, исполнители и их родители готовы для достижения успеха приносить в жертву не только время, но и, подчас с риском для жизни, свое здоровье и свои средства. Это крайне жестокая борьба».

Есть здесь и еще один феномен, который максимально осложняет всю ситуацию.

«В спорте, за исключением некоторых дисциплин, можно измерить достижение в сантиметрах, секундах или килограммах, тогда как в музыке, наряду с общепринятыми критериями профессиональности оценка весьма зависит и от субъективного, индивидуального взгляда на исполнение. Поэтому в целом перед нынешним молодым поколением поставлена еще более трудная задача», полагает Ян Симон.

А сейчас предлагаем вашему вниманию интервью с 15-летним лауреатом чешского радиоконкурса из Москвы, Павлом Верхатуровым, занявшим второе место в категории «фортепиано».

Павел Верхатуров:

«Некоторые меня спрашивают - в чем разница между записью и концертом? Ну, все-таки на записи испытываешь некоторое эмоциональное напряжение, а на концерте все идет своим чередом. На записи как-то чувствуешь, что, может быть, и второй раз…».

- Там и забыться сложнее, наверное?

«Да, наверное, там и более, можно сказать, приземленно чуть-чуть, все-таки это запись, и нет такого предвосхищения перед самой записью. Но у меня замечательный педагог – наверное, половина, если не больше – его заслуга моего успеха, это наша общая работа».

- Сейчас вы будете исполнять первый фортепианный концерт Мориса Равеля …

«Это первое произведение этого композитора, которое я исполняю, и с оркестром я играю в первый раз, до этого я ни разу еще с оркестром не играл».

- Знаю, что вы находите время для чтения, игры в футбол, велосипеда - по крайней мере, в некоторых СМИ эти увлечения приводились…

«Футбол и велосипед – не самые мои большие интересы, я, в принципе, люблю фотографировать. Когда я езжу куда-то, я и совмещаю это со свободным временем, все-таки в поездке не так много занимаешься, и в дороге я фотографирую. Ну, а когда учебный год, от этого приходится отказаться в пользу школы и занятий, поэтому на это времени не хватает, разве что вот в каникулы».

- А что попало, если не секрет, в ваш объектив здесь, в Праге?

«Вацлавская площадь, знаменитые часы, мы также ходили на прием к мэру, экскурсия по этому зданию и округи. Прага – вообще красивый город в принципе, какой дом не был бы здесь. Очень мало таких городов, приятно смотреть на город, и нет, знаете, таких районов, куда приятно сходить, а куда нет, здесь везде приятно».

- Павел, вы, наверное, сталкиваетесь с тем, что вас воспринимают уже в качестве профессионального музыканта, несмотря на ваш возраст. Сложно вам в вашем возрасте принять эти правила, не возникает иногда такого внутреннего бунта: все-таки у меня есть право на определенные вещи, присущие этому возрасту. Скажем, отрочество людей особо одаренных, к которым вы принадлежите, лишено некоторых радостей, которые, наверное, легко доступны для ваших сверстников?

«Вообще, вы знаете, когда выступает человек, и публика ждет от него чего-то такого, мне кажется, не стоит делать скидку на возраст. Все равно хочется слышать хорошее исполнение, и самому хочется … Знаете, говорят - он маленький, чего от него ждать, но как-то если берешься за это дело и хочешь стать профессиональным исполнителем, то приходится с этим считаться и уже быть (им) изначально».

- Что вам больше всего помогает в подготовке, помимо, видимо, большой внутренней дисциплины и каких-то примеров – полагаю, что у каждого музыканта есть свои идолы?

«Занятия и то, что мои родители всячески помогают мне организовать мой день, мою жизнь. Мой педагог, который со мной занимается, всячески мне помогает – Татьяна Абрамовна Зелигман. Она уже воспитала не одного лауреата этого конкурса. Первым был Константин Шамрай в 2000-м году, и второй – Александр Кудрявцев в 2003 году, оба они здесь победили».

- Да, и еще вернемся к вашим идолам…

«Исполнители русской пианистической школы, и не только: Микеланджели, Сафроницкий, Брендель, Гилельс и всевозможные … Шнабель, Карто – в общем, старые мастера, в основном».

Послушаем фрагмент из Вариаций на тему Абегг Роберта Шумана в исполнении Павла Верхатурова