Сердце Европы там, где вы живете

09.09.2012

Teaтральная постановка Země zaslíbená («Земля обетованная»), показанная на этой неделе в пражском

театре «Арха», приносит свидетельства о неприукрашенной жизни, взглядах и чаяниях жителей небольшого городка Костелец-над-Олици, что в двух с половиной часах езды от Праги.

Костелец - художественная фикция - назван некой научной европейской организацией сердцем Европы. И вот исследовательская группа в составе пяти человек отправляется в провинциальный городишко, дабы отпраздновать вместе с тамошними жителями сей радостный факт, а заодно и подключить их к социальному эксперименту, призванному объяснить, почему именно Костелецу выпала такая честь. Спектакль «Земля обетованная» готовился в Костелеце-над-Орлици на протяжении одного года.

Слово одному из режиссеров-постановщиков спектакля, Яне Свободовой.

«В Костелеце потому, что я ездила туда с 2003 года в лагерь для беженцев, однако мы всякий раз только проезжали через него, и с местными жителями я никогда до этого не говорила. А поскольку проблематика беженцев в Чехии за последние десять лет в корне изменилась, мы хотели узнать, как живется местным жителям рядом с лагерем для беженцев, потому что Костелец исключителен именно своим соседством с этим лагерем.

Филипп Шенкер на сцене рисует интерактивный комикс, за которым наблюдают зрители, возникает видео-арт и иллюстративные сцены, основой для которого послужили реальные истории, собранные нами в этом небольшом городке. И мы, в рамках постановки спектакля, продолжали работать с этими историями и тесно сотрудничать с их рассказчиками: они присутствуют во время наших репетиций, а некоторые из них выступают и на сцене».

В спектакле задействованы учащиеся костелецкой школы, цыганские дети из Костелеца, получившие в Чехии статус беженца молодые белорусские оппозиционеры и другие герои жизни, не скупящейся на парадоксы. Зрители посвящаются в истории эмигрантов, на которых местное население, как и на представителей цыганской диаспоры, по большей части смотрит искоса, и порой (сцена в супермаркете) чувствуют себя словно под микроскопом.

Филипп Шенкер:

«Одна из главных героинь спектакля - цыганская бабушка, которая вместе с учительницей ведет кружок, куда ходят цыганские дети. Мы хотели понять, как общаются различные группы населения этого городка и насколько они осведомлены о жизни друг друга. И мы узнали про истории жизни беженцев из местного лагеря, местных жителей и детей, той же цыганской бабушки и цыганских детишек. Потом мы начали сравнивать истории всех этих людей, и нашли способ, как связать все это воедино».

Авторов документального спектакля, подчеркивает Яна Свободова, интересовало, какие корни у этих людей, и они просили их рассказать о себе.

«Например, мы не знали, похоронены ли родственники местных цыган на костелецком кладбище, и с каким местом они себя отождествляют, что считают родным для себя. И эта тема прорабатывается в спектакле, как одна из основных. Взять, например, кладбище. Мы видим людей, чьи предки покоятся на кладбище того городка, где они живут всю свою жизнь, и белорусов, чья семья находится далеко от этих мест, и они не знают, вернутся ли когда-нибудь на родину, или нашу коллегу-китаянку, актрису Тинг Лу, которая также занята в этом спектакле – мы делали с нею еще отдельный спектакль «Соло для Лу». Ее мама умерла в Праге шесть лет назад, и Тинг Лу решает, что прах матери надо захоронить в Китае. Кладбище в нашей постановке не выступает как место, куда мы приходим плакать над гробом своих близких, оно свидетельствует о наших корнях».

Спектакль является частью европейского проекта Karaoke Europe. К нему, помимо пражской «Архи», также подключились голландский театр 5е Kwartier, словацкая Stanice Žilina-Záriečie или венгерская PanoDrama.

Aня и Евгений из Беларуси вспоминают, как они примкнули к постановке:

«Театр «Арха» приехал в Костелец, и они сделали там воркшоп. Мы попали туда случайно, просто зашли и нам понравились люди, понравилось делать что-то творческое. И именно с театра началась наша жизнь, потому что мы очень искали хотя бы русскоговорящих, кого-нибудь, кто бы нам помог, потому что когда мы уехали в Европу, мы никого не знали. Мы приехали и пытались искать белорусов и украинцев, и русских, но никто не шел на контакт, и особенно белорусы».

- Ваша жизнь в Чехии началась непосредственно с пребывания в Костелеце, или до этого вы были в другом месте?

«Еще был лагерь, который называется Заставка у Брно, это приемник-распределитель. Беженцев там принимают, они там находятся неделю, у них берут отпечатки пальцев, выясняют, кто откуда, и потом распределяют в лагеря, где человек будет ждать решения. В Чехии два лагеря для беженцев, и в один из лагерей попали мы».

Беседу с участниками театрального проекта мы продолжим в следующих наших программах.