«Земля обетованная» - продолжение последует

28.09.2012

Представьте себе импровизированную палатку, где вам предлагают выпить чашечку кофе или угостят

сигаретой. Взамен за рассказанную вами историю или за то, что вы поделитесь с незнакомыми людьми своими опасениями или представлениями относительно места своего проживания. Или взамен за вашу историю. Подробнее о проекте театра «Aрха» Země zaslíbená («Земля обетованная»), рассказ о котором мы начали в минувшую пятницу, расскажет Лорета Вашкова.

Вы, например, расскажете, почему у вас вызывают недоверие люди, которые не говорят на вашем родном языке и, тем не менее, решают поселиться по соседству с вами, а хозяин палатки поделится с вами своим настроением и мыслями, своей темой. Так собирала материал для своей постановки международная творческая группа во главе с чешским режиссером Яной Свободовой. Костелец-над-Орлици как место действия спектакля его авторы выбрали неслучайно. Маленький городок на востоке страны является чем-то вроде перекрестка, где встречаются люди различных национальностей, вероисповеданий и культур. Помимо коренного населения, здесь живет многочисленная группа цыган, а в местном лагере для беженцев - также иностранцы, некоторые из которых ожидают предоставления статуса политического беженца годами. Эти три группы людей не особо стремятся к общению друг с другом: беженцы и цыгане чувствуют, что костелцы зачастую относятся к ним предвзято.

Режиссер Яна Свободова:

«Спектакль, который зрители увидели в «Архе», поистине уникальный, это результат годичной работы, и мы привезли из Костелеца большую группу детей, которая в нем играет».

- Kак реагировали местные жители и власти на вашу инициативу?

«Нам повезло, так как благодаря своим ранним проектам в Костелеце я была уже знакома с директором местной школы им. Гута-Ярковского, и он с воодушевлением отнесся к тому, что мы хотим работать с их школьниками. В этой школе как, наверное, в единственной в Чехии действует интеграционная программа, в рамках которой дети беженцев учатся вместе с чешскими детьми, что очень важно. Директор и познакомил нас с заместителем старосты города, и с этого все началось: мы разбили в городе палатку, где начали обмен историями, и так мы познакомились с местными жителями и, казалось, что и вовлекли их в проект.

Мы начали надеяться на взаимное сотрудничество, так как oни приходили с нами поговорить в эту палатку, и не протестовали, когда мы записывали их истории. Однако когда мы туда вновь приехали, оказалось, что с нами хотят сотрудничать, главным образом, дети».

Заняты в спектакле также цыганские ребята, цыганская активистка, которая несмотря на свой пенсионный возраст, стремится привлечь детей активному проведению досуга, или иностранцы - некоторые из них между тем получили статус беженца и живут в Праге. Спектакль был показан в самом Костелеце и в Праге. Как его приняли в месте его рождения?

«Мы ожидали, что на спектакль придет весь город, ведь мы там за год почти со всеми перезнакомились, причем везде по городку были развешаны афиши. И в тамошнем вестнике вышла поясняющая статья. Я полагала, что зал в Доме культуры вместимостью в 200 человек будет даже для этого слишком мал. К нашему огромному удивлению, почти все жители Костелеца остались дома. Пришли лишь родители детей, задействованных в спектакле, или представители администрации города, болеющие за наш проект. Мы поставили такой диагноз – костелцы испугались этой темы. Того, что спектакль о беженцах и о цыганах. Это небольшой городок, они чувствуют себя как под лупой и опасаются, что сосед, например, неодобрительно посмотрит на них, если узнает, что они поддерживают сомнительное, с точки зрения соседа, начинание».

- Пражская премьера одновременно должна стать последним спектаклем. Я думаю, что это было бы упущением, так как у спектакля есть большой потенциал…

«Что касается продолжения спектакля в изначальном виде, он, скорее всего, не сохранится, так как мы планируем его преобразить в более компактную форму. В целом же мы воспринимаем данный спектакль как первое подведение итогов нашей работы с тамошним населением. По моему мнению, чрезвычайно важно возвращаться в Костелец, и работать там с детьми из цыганской диаспоры и со всеми остальными. Я предполагаю, что я могла бы приезжать туда раз с месяц, чтобы продолжить с детьми то, что было начато. Мы ведь делали с ними разные постановки, и ребята - их примерно 20 человек - начали овладевать навыками сценической дисциплины.

Мы уже не сможем просто так расстаться с этими детьми, как не могли в свое время расстаться и с беженцами, с которыми и сейчас поддерживаем связь. Это обязательно будет иметь продолжение, и я хотела бы, чтобы нас организационно поддержали. Для меня естественно возвращаться в Koстелец, и не только для меня, и другие люди из моей группы будут туда возвращаться», - уверена Яна Свободова