Велеград – сердце, хранящее традицию

25.05.2012

5 июля в Чехии отмечается день Кирилла и Мефодия – праздник в честь двух просветителей

основоположников славянской письменности. Этот день по традиции считается днем культур славянского народа. Центром празднеств и паломничества каждый год традиционно является Велеград, небольшое селение в Моравии. В этот день здесь проходя богослужения и встречи в рамках Дней людей доброй воли. Истории основания и перипетиях в судьбе велеградского монастыря и посвящена наша сегодняшняя программа.

«Велеград связан с наследием святых Кирилла и Мефодия, которые в IX столетии внесли в развитие чешских земель большой вклад. Венцом их деятельности была славянская литургия на языке, понятном нашим предкам. Это было особым достижением. Вопросы, поставленные Кириллом и Мефодием в IX столетии, остаются столь же актуальными и для нас сегодня - существование одного народа в рамках Европы, проблема сосуществования всесторонности и самобытности. Кирилл и Мефодий смогли решить свою задачу столь замечательным образом, что сегодня мы их считаем своеобразным мостом между Востоком и Западом. И именно в этой связи Римский Папа Иоанн Павел II объявил Святых Кирилла и Мефодия, вместе со Святым Бенедиктом, европейскими покровителями», - рассказывает историк Петр Гудец.

К сожалению доподлинно неизвестно, где располагалось «сердце» Великой Моравии. Одно из самых значительных мест археологических находок расположено в городе Старе Место (Staré Město), в эпоху существования Великой Моравии несшее название Велиград. Через несколько столетий рядом с этим городом было основано аббатство цистерцианцев, уже получившее название Велеградский монастырь.

- «Этот населенный пункт сегодня уже не существует. Однако современный Велеград сохранил изначальное название центральной резиденции Великой Моравии и символически связан с наследием Кирилла и Мефодия, хотя история нынешнего Велеграда значительно менее древня».

Основан Велеградский монастырь был в самом начале периода правления Пржемысла Отакара I.

- «Два брата спорили по поводу королевского трона. Владислав Йиндржих обладал действительным правом на престол. Была у него и сильная армия, способная оружием поддержать престолонаследника, но, не желая разжигать гражданскую войну, он предоставил бразды правления своему брату Пржемыслу Отакару I, а сам удовольствовался лишь положением маркграфа Моравии. На основе примирения двух братьев и появилась возможность основания этого монастыря, оба они являются его основателями. Их лики сегодня украшают купол велеградской базилики. Это и своеобразный завет потомкам, что общие интересы не должны уступать личным. Эта мысль очень современна».

Велеградский собор посвящен Богородице, как и практически все цистерцианские монастыри. Небезынтересно, что монахи пришли сюда из городка Плаз у Пльзени и, очевидно, говорили по-немецки. Естественно, что местные жители начали пополнять ряды монахов несколько позже. С этим связан и ответ на вопрос, до какой степени цистерцианские монахи осознавали, что стопы привели их в места, благословленные деятельностью Святых Кирилла и Мефодия. Это именно то, что они здесь постепенно открывали, считает церковный историк Петр Гудец: «Велеградская базилика была возведена в первой трети XIII столетия. Монахи сюда пришли в 1205 году и построили монастырь в позднероманском стиле, доминантой которого было строение соборного костела длиной 99-метров. Позже, в период перестройки в эпоху барокко, был отстранен романский портал, что связано с катастрофическим пожаром 1681 года. Хотя велеградская базилика и пережила несколько перестроек, ее основой все равно является костел позднероманского периода. На многих местах «романское прошлое» костела мы воочию видим в подобии больших каменных кубов, выступающих из стен. Эти элементы мы, например, видим в восточной части велеградской базилики. В подвалах собора ныне расположена и большая экспозиция, посвященная именно позднероманскому монастырю, который здесь был построен изначально».

Разгоревшиеся в 1419 году Гуситские войны не обошли стороной Велеградский монастырь, принеся ему упадок на 150 долгих лет.

«Общественность постепенно привыкает к тому, что время гуситского движения не является вершиной нашей истории. Там, где гуситы появлялись, какого-либо примирения, равноправия или расцвета ждать не приходилось. Скорее речь шла о разрушениях. Велеградский монастырь не является исключением, - подчеркивает историк Петр Гудец. С другой стороны, требования радикальных гуситов во многом не отличались от идеалов изначальных цистерцианцев – возвращение к принципу жизни в бедности, к труду. Однако цистерцианцы, под давлением создавшейся у нас политической и хозяйственной атмосферы, от первоначальных идеалов отдалились. Гуситы, наоборот, вновь внедряли эти идеалы огнем и мечом. В 1421 году в монастыре произошел погром, а отсутствие средств на восстановление стало причиной его последующего ветшания. Обновление происходит лишь через 150 лет. Ну, а уже упомянутый пожар стал причиной того, что сегодня перед нами предстает архитектурный комплекс стиля барокко».

Строительство нового храма началось в 1685 году, но огонь и во второй раз показал свою силу в монашеской обители. Произошло это в июле 1718 года. Завершение строительства собора и его освящение состоялось лишь в 1735 году. После этого почти пятьдесят лет монахи-цистерцианцы продолжали в Велеграде свою деятельность, но история припасла для них неожиданный поворот событий.

- «Велеградский монастырь был упразднен (1784 год) просвещенным монархом Иосифом II, неспособным понять причин существования в Моравии монастыря, который занимается интеллектуальной деятельностью, земледелием и молитвами. Вдобавок этот монастырь, благодаря развитому виноградарству, был весьма богатым. Упразднением обители Иосиф II весьма серьезно пополнил государственную кассу, а также обзавелся плодородными и весьма ухоженными виноградниками. В качестве любопытного дополнения – монастырь в Высшем Броде на Шумаве упразднен не был, так как значился в должниках. Возможно, если бы монастырь в Велеграде в то время заключил бы договор о некоей «ипотеке» и оказался в долгах, то император не захотел бы взять на себя столь серьезную обязанность. Но, к несчастью для цистерцианцев, хозяйствование было в полном порядке, и их упразднили».

Велеградский монастырь и базилика большую часть своего существования были местом, изолированным от внешнего мира. Хотя обитель и была связана с наследием Кирилла и Мефодия, но попасть сюда простым смертным было невозможно. Такое положение вещей начинает меняться после завершения эпохи Просвещения, сделавшей практически невозможным развитие религиозного паломничества.

- «Романтизм пробудил интерес ко всему национальному, что превратило Велеград в место, куда люди приходили в поисках своих корней. Паломники начинают посещать Велеград сотнями, а то и тысячами. Своеобразной кульминацией было 1000-летие прихода в Моравию Святых Кирилла и Мефодия в 1863 году. Следующими, столь же значительными датами стало тысячелетие со дня смерти Святого Кирилла в 1869 году, а в 1885 году паломничество в Велеград, связанное с тысячелетней годовщиной с момента упокоения Святого Мефодия. Паломников, однако, встречали все более и более ветшающий монастырь и костел. Тогда усилиями ряда объединений, буквально по геллерам, начался сбор средств на сохранение этого паломнического места».

Паломников в Велеград приходило с каждым годом все больше и, чтобы достойно о них заботиться, в конце XIX столетия сюда были призваны Иезуиты.

«Цистерцианцы уже не могли вернуться на место, где когда-то располагался монастырь их ордена. Цистерцианцев было мало и все они говорили по-немецки, а Велеград в то время уже прочно был связан со славянством. Пришлось искать других приемников, но длительное время никто не проявлял интереса к обветшалому паломническому месту. Единственными, кто выразил готовность удовлетворить пожелание оломоуцкого архиепископа, стали именно иезуиты, на деятельность которых, однако, большинство смотрело сквозь дым от книг, сожженных патером Кониашом», - напоминает историк Петр Гудец.

Живший в первой половине XVIII века Матей Антонин Кониаш, миссионер, проповедник, в период чешского национального возрождения за сожжение 30 тысяч «блудных» некатолических книг стал символом иезуитского мракобесия.

- «При этом все подзабыли, что в рядах иезуитов был и Богуслав Балбин, который, наоборот, являлся защитником чешского языка. Началась довольно злая кампания против иезуитов с обвинениями, что в Велеград они пришли с целью уничтожения «чешской идеи». Естественно, что это была бессмыслица, но при этом и первый президент Чехословакии Томаш Гарриг Масарик был негативно настроен против них. Правда и то, что иезуиты тогда еще не были как-либо связаны с идеей Кирилла и Мефодия. Это были чешские монахи, но обучавшиеся в Австрии, и сформировавшие свое мировоззрение в условиях культуры народов, говоривших по-немецки. Когда иезуиты приняли Велеград на свое попечение, то им действительно пришлось искать собственную модель сосуществования с земляками. Удалось! В Велеграде была основана гимназия для мальчиков, а потом здесь, а также и в партнерских с Велеградом городах, возникла восточная ветвь иезуитского ордена. К числу личностей, чье мировоззрение формировалось в период пребывания и обучения в стенах Велеграского иезуитского монастыря относится, например, и недавно скончавшийся кардинал Томаш Шпидлик. Это гигантская личность чешских христиан. Я надеюсь, что в будущем потомки по достоинству оценят его вклад в презентацию чешской и славянской культуры за рубежом. Мы горды, что именно в Велеграде кардинал Томаш Шпидлик нашел место своего упокоения».

В первой половине XX столетия Велеград связан с проведением так называемых Унионистских конгрессов, которые сегодня считаются предваряющей ступенью начала экуменического диалога.

- «В то время чем-то невиданным была не конфликтная, а наоборот, весьма дружеская встреча христиан различных ответвлений, дающая возможность познания их сущности и различий - своеобразная попытка «надеть чужую рубаху». Это современная идея экуменического диалога, по достоинству оцененная лишь во время Второго Ватиканского собора (1963-65г.г.). При этом 1-й Унионистский конгресс осуществился в Велеграде в 1907 году. В нем принимали участие в первую очередь славянские христиане, но исключением не были и гости из немецко-говорящих стран».

Возрождение паломнического Велеграда и его развитие было нарушено 2-й мировой войной - нацисткой оккупацией. Здесь были размещены члены Гитлерюгенд из городов, подвергшихся бомбардировкам. Однако еще более серьезный ущерб Велеграду нанес коммунистический режим, обращает внимание историк Петр Гудец: «В 1950 году в Велеградский монастырь ворвались силы StB (чехословацкая госбезопасность) и арестовали 70 иезуитских монахов, которые потом были отправлены в концентрационные лагеря в Богосудове и Жиливе. Многие из них вышли на свободу лишь через 10 лет. Подобная судьба постигла многих священников в Чехословакии. Католическая церковь считалась врагом №1, так как была хорошо организована и связана с международными структурами.

Ну, а если полностью уничтожить эту церковь было невозможно, то в 1950-м году была осуществлена попытка создания «национальной церкви», независимой от епископов и Ватикана, избавленной и от проблемы существования разных конфессий. Была осуществлена попытка создания «единой социалистической церкви», объединяющим элементом которой должен был стать именно Велеград». С этой целью здесь было организовано «Миротворческое паломничество. На подворье повесили «голубя мира», а людям внедрялась мысль, что все хорошее пришло с востока: Святые Кирилл и Мефодий, а также и социализм. К счастью, верующие все хорошо понимали, и оставили демагогию без внимания.

День прихода к власти коммунистов в 1948 году прозвали так называемым «победным февралем», а описанные события в Велеграде один из историков назвал «неудавшейся попыткой провести февраль в церкви». На свою неудачу коммунисты отреагировали значительными ограничениями, бойкотом паломничеств и так далее».

Единственным светлым моментом в этот период, говорит историк Петр Гудец, был лишь 1968 год – короткий период Пражской весны. В Велеграде произошла встреча представителей церкви с целью оживления религиозной жизни.

- «К сожалению, далее пришла нормализация, во время которой единственным просветлением было юбилейное паломничество в 1985 году, связанное с годовщиной смерти Святого Мефодия. Тогда также была коммунистами осуществлена попытка манипулирования с происходящим, но участники не дали превратить паломничество в «миротворческую манифестацию»».

Возвестить приход в страну свободы в 1990 году в Велеград приехал Папа Римский Иоанн Павел II. Велеградский монастырь стал первым местом, которое Святой Отец посетил после падения «железного занавеса».

«Осуществить паломничество в Велеград Иоанн Павел II хотел еще в 1985 году. Символом этого стремления и реликвией, напоминающей о несбывшемся тогда желании, стала золотая роза, подаренная селению Папой Римским. Он уже в момент своего избрания главой Римско-католической церкви хорошо осознавал, что Европа на восточную и западную половину была разделена искусственно. Собственно говоря, Иоанн Павел II начал европейскую интеграцию, когда сказал: «Европа должна дышать обоими легкими». Мы вдохновлены этими словами и продолжаем воспринимать Велеград, как место, открытое паломникам со всего света