Исследования «Личной вселенной» продолжались 37 лет

22.01.2013

Почти четыре десятилетия режиссер-документалист Гелена Тржештикова собирала материал для своего

фильма-хроники «Личная вселенная». Объективы кино- и видеокамер запечатлели 37 лет, прожитых обыкновенной чешской семьей – буди и праздники, рождение детей, личные переживания, разочарования, успехи, и все это на фоне беспрестанно ускоряющегося пульса жизни страны.

«Каким будет будущее? Оно будет таким, каким вы его создадите. Все зависит только от вас», - заявляет героиня одного из старых чехословацких фильмов.

За 50 минут на экране пролетает почти четыре десятилетия жизни семьи Яны и Петра Кеттнеровых, друзей режиссера. А главная часть истории, сотканной из авторской хроникальной съемки, кадров семейного архива и отрывков телевизионных новостей, повествует о приходе на свет, подрастании и взрослении их сына Яна – Гонзы. Канвой служат страницы дневника, который отец семейства Петр Кеттнер начал вести в день свадьбы - 2 мая 1974 года.

«Съемки этой тридцатисемилетней хроники начались с того, что я задумала снять короткий пятнадцатиминутный фильм о рождении ребенка и о том, как это событие влияет на жизнь женщины. Только потом в голову пришла мысль, что было бы интересно понаблюдать, как этот ребенок будет развиваться потом. На тот момент это было беспрецедентной идеей, да и технические возможности для съемки были абсолютно иными, нежели ныне. Сегодня каждый может себе купить камеру, если этого только захочет, и снимать. Тогда же все сопровождалось огромными проблемами – где, и какую камеру найти, как организовать. Порой это удавалось с большими приключениями. Ну и, конечно же, не было даже представления, получится ли из этого что-нибудь», - рассказывает режиссер Гелена Тржештикова.

«Возможно, удивляет множество архивных кадров, сопровождающих рассказ. Это была попытка обрамить историю обыкновенной чешской семьи атмосферой времени. Мы искали неизменные знаки того периода, в определенном смысле, придающие человеку уверенность, и также выбирали типичные символы постоянного развития, как пример неопределенности. Поэтому выбор пал на «главную постоянную составляющую нашей жизни» – Карла Готта. Я думаю, что все могут с этим согласиться. Это так, и всегда так будет», - добавляет с улыбкой режиссер.

«Ну, а в качестве символа неопределенности мы выбрали космос. Человечество всегда стремилось добраться куда-то дальше и выше, чего-то достичь. Одновременно это созвучно и с целью, создаваемых фильмов. А еще этот символ созвучен с вопросом, постоянно меня преследующим. До какой степени человек способен справиться, смириться, свыкнуться или же противостоять миру, в котором рождается и живет?

В определенный момент съемки почти остановились. Когда Гонзе, главному герою, исполнилось 18 лет, он исчез. Уехал путешествовать по миру, и никто не знал где он. Но я себе сказала, раз уж в идею проекта инвестировано столько усилий, то надо его как-то и закончить.

Гонза осел в Испании, и мы начали вновь организовывать съемку. И в этом случае было снято множество материала, который в фильм не попали, так как не западал в мозаику. В общем, приключения от начала до конца. 37 лет приключений, а самым главным стала работа в монтажной студии», - рассказывает режиссер фильма-хроники «Личная вселенная» Гелена Тржештикова.

«Естественно, что множество интересных моментов, отраженных в дневниках семьи Кеттнеровых, в фильм не попало. Это же огромное количество тетрадей, из которых приходилось выбирать моменты, созвучные с главной историей фильма.

Не всегда воедино сливались архивные кадры, повествующие о событиях в стране, и хроника жизни семьи. Проблемы возникли со многими отрывками, снятыми во время приездов Гонзы в Чехию. Его жизнь проходит в Испании, а снятые здесь кадры оказались вовсе нетипичными для него, как и сами приезды к родителям. От некоторых кадров пришлось отказаться. Изначально мне казались интересными и кадры, снятые с дочерью Кеттнеровых и ее семьей, с ее маленькой дочкой. Они копировали сцены из моего фильма «Чудо», что казалось интересным, но потом все рассыпалось, создавалось впечатление каши».

Сложность в том, поделилась секретами создания документального кино режиссер Гелена Тржештикова, что к документальному фильму никогда не пишут настоящего сценария. Перед каждой съемкой режиссер лишь составляет небольшой конспект того, о чем хочет спросить своих героев и какой момент намерен запечатлеть. Что-то потом окажется удачным, а от некоторых фрагментов приходится отказываться. Настоящий сценарий возникает уже только за монтажным пультом.

Гелена Тржештикова: «После каждой съемки я обычно пишу конспект и возвращаюсь к отснятому материалу перед началом очередного этапа. Придумываю ситуации, которые хотела бы запечатлеть. Но все отснятое остается в сыром виде. Монтаж начинается только в период работы над финальным вариантом картины».

Заниматься фильмом-хроникой Гелена Тржештикова начала, когда училась в институте. У нее была потребность фиксировать течение времени. Первой попыткой стал фильм о деревне, которая должна была исчезнуть, так как на ее месте строили водохранилище. Все начиналось с момента, когда деревня еще стоит на своем месте, живет полноценной жизнью, потом приходило постепенное увядание, а в финале оставалась лишь водная гладь, под которой деревня исчезла. Все произошло за один год. Фильм о том, как женщина становится матерью, тоже снимался в течение года. Тогда то и пришло осознание феноменальности времени и возможностей кино запечатлеть его течение. А целенаправленно заниматься фильмом-хроникой Гелена Тржештикова начала, когда в 1980 году появился проект «Супружеские этюды»: «Конечно, намного сложнее снимать фильм о людях, в жизни которых не происходит больших серьезных драм. Но это и намного интереснее. Трудно снять повседневную жизнь так, как мы ее все знаем, и чтобы она была похожа сама на себя