Прелюдия Генлейна

28.12.2012

В ночь с 12 на 13 сентября 1938 года в Судетской области Чехословакии была предпринята попытка

путча, целью которого было отделить от страны ее приграничные регионы, населенные немцами. Во главе путчистов стоял лидер немецких фолксдойче Конрад Генлейн. Правительству удалось подавить беспорядки, но уже через две недели Чехословакия потеряла свои пограничные области в результате Мюнхенских соглашений Великобритании, Германии, Италии и Франции. Сегодня мы поговорим о личности Конрада Генлейна и о том, какое влияние он оказал чешско-немецкие предвоенные отношения.

Известно, что Конрад Генлейн родился в Северной Чехии, закончил торговую академию и готовился стать банковским служащим. Он участвовал в Первой Мировой войне, в 1916 году на итальянском фронте попал в плен и домой вернулся в 1919 году. Потом он становится учителем физической культуры в гимнастическом объединении Turnverband, действовавшем в Судетах. В политику Генлейн приходит в начале тридцатых годов, наладив связи с представителями Национал-социалистической немецкой рабочей партии. Какими были эти годы в Чехословакии, рассказывает историк Карел Страка.

«Важно отметить, что экономический кризис в Чехословакии проявился позднее, чем в Германии. В то время, когда немецкая экономика уже начинала оживать, чехословацкое пограничье переживало очень тяжелый период. Поэтому судетские немцы, которые были в тяжелой ситуации, становились легкой мишенью для пропагандистов, расписывавших, как режим Гитлера вытащил немецкую экономику из кризиса. Подтекст этих речей был понятен: они намекали на то, что чехословацкая демократия не справлялась со сложившейся ситуацией и не в состоянии была помочь немцам, живущим в Чехословакии».

Все это подготовило почву для успеха пламенного воззвания Генлейна 1 октября 1933 года, когда он призвал к созданию Судето-немецкого патриотического фронта. Судето-немецкий патриотический фронт не поддерживал идеи национал-социализма, а позиционировал себя как движение, объединяющее всех судетских немцев и добивавшееся автономии для населенных немцами областей страны. Но движение, по чехословацким законам, не могло участвовать в выборах в парламент. Именно поэтому в 1935 года фронт был переименован в Судето-немецкую партию. На выборах в том же году ее поддержали две трети немецкого населения Чехословакии, а надо отметить, что в стране в то время жило более 3 млн немцев. Судето-немецкая партия стала весовой политической силой.

Интересно, что Конрад Генлейн первоначально относился к той ветви партии, которая поддерживала идеи не Гитлера, а австрийского философа Отмара Шпанна (он ратовал за государство, основанное на строжайшей иерархии и сословных различиях). Но уже в 1936-1937 гг. он, опасаясь потерять влияние в партии, переходит на сторону нацистов. В 1937 году он пишет письмо Гитлеру, в котором фактически извиняется за то, что не сразу примкнул к рядам его сторонников.

«Шпаннисты и нацисты ненавидели друг друга. Нацисты видели в шпаннистах конкурентов. Позднее гитлеровский наместник в Протекторате Богемии и Моравии Рейнхард Гейдрих был яростным противником учения Шпанна, и в военные годы устроил на шпаннистов гонения. Но, что у них было общим – и шпаннисты, и нацисты добивались уничтожения Чехословацкого государства, мечтали о переходе чешских земель, населенных немцами, в состав великого рейха. Просто разнились их методы достижения цели»,

- говорит историк Карел Страка.

В 1938 году, когда Конрад Генлейн уже являлся признанным лидером судетских немцев, он несколько раз встречался с Гитлером. Самой важной была их встреча в присутствии Карла Франка в конце марта 1938 года.

«Они получили указания ставить чехословацкому правительству невыполнимые условия и обострить ситуацию до такой степени, чтобы правительство отказалось выполнять их требования. И именно это должно было стать для Чехословакии началом конца – как военного, так и политического».

Но президент Чехословакии Эдвард Бенеш, понимая, что помощи ждать неоткуда, неожиданно для генлейновцев соглашается на все их требования об уступках немецкому населению. 7 сентября, однако, у Судето-немецкой партии появляется формальный повод прервать переговоры с правительством. В Остраве между чешскими полицейскими и членами партии произошла небольшая перестрелка, несколько членов Судето-немецкой партии пострадало, хотя, надо отметить, что полиция действовала в рамках закона. Но было уже поздно.

«Воспользовавшись этим инцидентом, Судето-немецкая партия объявляет об открытом сопротивлении чехословацкому государству».

12 сентября 1938 года Генлейн поднимает в пограничных районах настоящее восстание. Сигналом для него послужил съезд НСДАП в Нюрнберге, и, прежде всего, речь Гитлера, призывавшего разделаться с Чехословакией. Продолжает Карел Страка:

«Беспорядки были подавлены в течение двух дней. Они должны были показать всему миру, что немцы и чехи не могут ужиться в одном государстве. Когда же чехословацкое правительство восстановило мир в пограничных областях, в игру вступил созданный в сентябре судето-немецкий добровольческий корпус фрайкор. Его действия должны были создавать впечатление, что правительство использует силу против судетских немцев. Как могли, ситуацию в глазах всего мира искажали нацистские СМИ, которые трактовали все происходящее во вред Чехословакии».

Конрада Генлейна после заключения Мюнхенских соглашений ждала головокружительная карьера. Она был назначен наместником Гитлера в Судетской области, получил звание обергруппенфюрера СС. В ночь с 9 на 10 мая 1945 года Конрад Генлейн покончил с собой в американском лагере для военнопленных в Пльзни – он вскрыл вены стеклами собственных очков.

По мнению историков, судето-немецкий вопрос был всего лишь поводом для присоединения Чехословакии к Третьему рейху. Тем не менее, чешская общественность и спустя долгие десятилетия после войны относится к судетским немцам с довольно сильной неприязнью. Как объясняет Лукаш Новотный из Социологического института чешской Академии наук:

«Для судетских немцев стало травмой их выселение из Чехословакии после войны, но такой же травмой для чехов был Мюнхен. Это был очень большой удар по чешской государственности. И общественные опросы до сих пор показывают, что чехи понимают важность событий сентября 1938 года – Мюнхенского сговора. Их государство фактически перестало существовать. Позднее, кстати, Мюнхенскую тему подхватила коммунистическая пропаганда, которая постоянно пугала чехов новым Мюнхеном. Мюнхенские соглашения до сих пор играют огромную роль в чешско-немецких отношениях, хотя я рад тому, что эта тема становится все менее политизированной. Но живы еще очевидцы тех событий, для которых эта тема по-прежнему актуальна