Чехия задумалась о политике возвращения соотечественников

07.01.2013

На рубеже сентября-октября в Сенате ЧР состоится двухдневная конференция, посвященная политике

возвращения чехов на родину. Встреча, в котором примет участие примерно сто человек – половину из них составят чехи, организована председателем земляческой комиссии при Сенате Томашем Грулихом. Он считает, что Чехия является единственной страной в Центральной Европе, не уделяющей должного внимания вопросам, связанным с различными аспектами возможного возвращения земляков в Чехию.

Если говорить о последнем двадцатилетии, и невооруженным глазом видно, что большинство работоспособного чешского населения предпочитает пусть и более скромный заработок на родине неудобствам, связанным с миграцией в поисках более хорошо оплачиваемой работы за рубеж. Тогда как, например, из Литвы, по данным с периода 1990-2010 г., безработица и неблагоприятные экономические факторы выгнали пятую часть населения этой маленькой страны, а из Польши за 12 лет, с 2000 по 2012 год, уехали примерно 300 тысяч человек. Это почти 1% населения страны, и 64% молодых поляков считают перспективым только работу и жизнь за границей.

- Чему будет уделяться главное внимание на конференции о политике возвращения представителей коренного народа, и сколько чехов покинуло Чехию после «бархатной революции» - вопрос Томашу Грулиху.

«Мы сосредоточимся на группе людей, которые покинули Чехию после 1989 года, так как таковых немало. Статистические данные в этой области не собираются, однако вместе с Министерством труда и социальных дел мы пришли к заключению, что из страны уехало примерно 250 тысяч человек! И, должен добавить, что это люди образованные, преисполненные решимости и, конечно, умеющие о себе позаботиться. И таких людей нам здесь, в Чешской Республике, не хватает.

Mы собираемся, прежде всего, выяснить, есть ли у них какие-то проблемы или потребности, хотят ли они вообще поддерживать связь с Чехией. И хотя мы и говорим о политике возвращения, я не думаю, что здесь следует иметь в виду исключительно физическое возвращение, чтобы заманить к нам людей, но и духовное. Важно хотя бы сохранить связь с этим человеком, чтобы он чувствовал, что Чешская Республика и чешское общество заинтересованы в сохранении этих связей. Это могло бы привести к объединению разных научных или школьных программ. В этих областях есть широкие возможности для сотрудничества».

- Политика возвращения соотечественников - тема, которая в Чехии активно не разрабатывалась, в отличие от многих стран Европы. Возможно, стоило бы привлечь к конференции зарубежных участников, накопивших в этой сфере опыт?

«Я бы сказал, что не только европейские государства, но и такие классические иммигрантские страны как, например, Австралия или Израиль, разработали свою стратегию возвращения. Она получила поддержку в их законодательстве, у них есть организации, которые этим занимаются. В рамках Европы вопросами политики возвращения занимаются как все государства, окружающие нас, так и большинство стран ЕС. Только у нас в этой области вакуум! Некоторые шаги предпринимает Министерство образования или Министерство труда и социальных дел. Мы также связались с Международной организацией по миграции, у них есть программа возвращения соотечественников, которую сейчас опробывают в городе Мост, поэтому на конференцию приедут и сотрудники биржи труда Моста, чтобы рассказать о своем опыте».

- Люди, которых касается политика возвращении, подразделяются на различные категории. Это, например, земляки, которые были изгнаны или сами эмигрировали по политическим соображениям, или соотечественники, которые покидали Чехию уже после «бархатной революции» 1989 года, будучи движимыми совершенно иными целями или амбициями. Принимается ли во внимание столь существенная разница в политике возвращения?

«Это довольно сложный вопрос. Я бы еще расширил число этих категорий на одну - в таких странах бывшего СССР, как Украина или Россия чешские диаспоры достаточно многочисленны. В данном случае можно было бы трактовать это как программу социальной помощи государства людям, которые могли бы приехать в Чехию и устроиться здесь на постоянное место жительства. Свое практическое применение политика возвращения нашла бы в тех случаях, когда государство будет заинтересовано в том, чтобы люди сюда мигрировали. А что касается изгнанных после 1948 и 1968 годов, мы должны были бы дать им возможность вернуться, например, на пенсии. Это тоже скорее область социальной помощи».

Организаторы конференции хотят обсудить не только отток граждан из Чешской Республики за границу, но и обсудить сложившееся в аналогичной области положение в Польше, Германии и Венгрии.

«Наряду с политиками, участие в конференции примут представители организаций государственного сектора, академической среды и, конечно, люди, имеющие опыт миграции. Это значит, наши земляки, которые уехали за рубеж и способны идентифицировать круг вопросов, которые мы должны были бы в Чехии решить