Бархат с яичным пятном

12.06.2012

Торжества по поводу 25-й годовщины начала «бархатной революции» в понедельник в Праге

 РїСЂРµРІСЂР°С‚ились РІ протесты против президента Чехии Милоша Земана. Мирная демонстрация красных карточек президенту РІ первой половине РґРЅСЏ перешла РІ бросание СЏРёС†, шишек Рё РїРѕРјРёРґРѕСЂРѕРІ РІ Милоша Земана РІРѕ второй половине РґРЅСЏ.

«РЇ вас РЅРµ Р±РѕСЋСЃСЊ, так же, как СЏ РЅРµ боялся 25 лет назад», - этими словами Милош Земан начал СЃРІРѕРµ выступление. Разобрать слова президента РЅР° площади было почти невозможно, СЃРІРёСЃС‚ толпы его полностью заглушал. Через пару мгновений Милош Земан, Р° СЃ РЅРёРј еще четыре президента дружественных стран оказались буквально РїРѕРґ обстрелом. РќР° сцену летели яйца, РїРѕРјРёРґРѕСЂС‹, охрана президента наподобие футбольных вратарей прыгала СЃ раскрытыми огромными черными зонтами РІ качестве щитов перед президентами, чтобы защитить РёС… РѕС‚ прилетающих предметов. Земан специально встал РЅР° шаг вперед Рё стал «РіРѕСЂРґРѕР№ мишенью», РїСЂРѕРёР·РЅРѕСЃСЏ речь, которую никто РЅРµ слушал.

Какие основные претензии к президенту, спросили мы у участников утренней, мирной демонстрации:

- Я считаю, что в нашей стране должны править правила хорошего тона. Если в верхах ведут себя неприлично, то во всей стране будут так же плохо. - Это неприемлемо, чтобы спустя 25 лет люди опять пришли сюда на Национальный проспект с такими же чувствами как тогда. - Я не думаю, что этот человек достоин представлять нашу страну.

В основном людям в президенте не нравится его грубость, слишком прокремлевская позиция и неохота заниматься защитой прав человека в мире. Так считают его оппоненты.

Необузданная толпа успокоилась, когда с речью выступили другие президенты. Особо понравились слова польского президента Коморовского о том, что надо поддерживать Украину, Грузию и Молдову. Президент Словакии Андрей Киска напомнил, что 17 ноября - общий праздник чехов и словаков.

- Это праздник Чехии и Словакии. Победили правда и любовь. Эти идеалы все еще живы. Нам не нравятся многие вещи, но теперь у нас свобода, и это замечательно. Если мы не сдадимся, ничего не потеряно. Пусть живет свобода