Короткие штаны в память о Гавеле

31.10.2012

18 декабря исполняется ровно год с того момента, как ушел из жизни Вацлав Гавел, президент и драматург

вождь и диссидент. Сегодня, по прошествии года, восторгов по поводу его личности несколько поубавилось, зато появились рефлексии, открывающие нам Гавела с других сторон. Тем не менее, он по-прежнему скорее любим, чем ненавидим, а потому возникает вопрос: есть ли в Чехии культ личности Гавела?

Пожалуй, при жизни Гавел имел больше сторонников, чем противников, и был, скорее, положительным героем, несмотря на то, что уличить его в разнообразных грехах пытались не единожды. Начиная с упреков за голубую комсомольскую рубашку заканчивая гонорарами от ЦРУ. Сегодня критическая мысль звучит следующим образом: «Чтобы найти настоящего Гавела, необходимо провести срез через все его лики, которые только можно обнаружить и найти. И каждый должен сделать это сам за себя, а не по идеологической инструкции». Лучше и не скажешь – сегодня каждый может выбрать сам – почитать ли Вацлава Гавела или критиковать и обличать, и, слава Богу, сегодня можно не стесняться сделать это в соответствии с собственными представлениями.

Избирательность восприятия – нормальная вещь, поэтому не удивительно, что некто, кто хочет видеть в Гавеле только олицетворение борца за «бархатную» свободу, скорее всего, не захочет узреть в нем Гавела, поддерживающего «гуманитарные бомбардировки». А тот, кто видит «мученика», не вылезавшего из заключения во имя «правды и любви», скорее всего, в «Письмах к Олге» проглядит пассажи про сигары и икру.

Да, не вызывает никаких сомнений, что чехи и Чехия могут гордиться таким президентом. Поскольку глубоко творческая личность во главе государства – случай поистине уникальный и, как показала практика, пример, скорее положительный.

Итак, Вацлав Гавел не был противоречивой личностью, скорее, слишком многогранной, которая, попав из среды диссидентско-творческой в большую политику, была вынуждена приспособиться правилам игры. А народ? Народу можно было спокойно, без угрызений совести гордиться таким президентом – ведь он был уникальным в своем роде, попросту говоря, он был «своим». Эта «свойскость», пожалуй, и делает Вацлава Гавела народным президентом, которого поминают преимущественно добрым словом.

Ну, а там, где добрые слова, как водится, и добрые дела. Как известно, уже 19 декабря 2011 года известный режиссер и отец «Фебиофеста» Феро Фенич выступил с инициативой переименования пражского аэропорта «Рузыне» в аэропорт имени Вацлава Гавела. Уже 5 октября сего года в день рождения Вацлава Гавела пассажиры, прибывающие в Прагу, могли услышать на борту самолета приветствие: «Наш самолет приземлился в аэропорту Вацлава Гавела». Не пропали зря 1657 страниц подписей, а это уже о чем-то говорит.

Да, диссидент и драматург в вытянутом свитере – это очень привлекательный образ для того, чтобы стать «народным» президентом, но, не стоит забывать, что Гавел, хоть и был народным, но не был «из народа». И сей факт также окутывает его ореолом некой возвышенности, хотя по свидетельствам многих, Гавел, как никто другой умел нивелировать разницу в социальном положении с собеседником. Именно такая повышенная популярность в народе и создавала на обыденном уровне опасность образования культа личности Гавела после его смерти.

«Культ личности – это вещь, которую особенно россиянам долго объяснять не надо. Это, когда реально существующая личность наделяется чертами божества, причем, божества не очень ласкового, скорее, сурового. И именем этого божества потом действуют другие его поклонники, сторонники и просто люди, которые примазались к этому имени. Я полагаю, что в Чехии в случае Вацлава Гавела ничего подобного не произошло, потому что чертами божества, - как говорил господин Путин несколько дней назад, - наделен Ленин, который лежит на Красной площади, потому что он святой или можно его приравнять к святому. Так вот такого здесь и близко нет», - объясняет комментатор ежедневника PRÁVO Александр Митрофанов.

Итак, культа личности Гавела в Чехии нет. И слава Богу. Тем не менее, о Гавеле по-прежнему говорят, после ухода его не забыли, как полагал в невеселых прогнозах сам экс-президент. Чем же обусловлена живучесть образа политика, говорящего о любви и водящего дружбу с Далай Ламой?

«Я считаю, что чешская нация увидела возможность чисто интуитивно создать новый национальный миф, потому что мифические герои нужны каждому народу, все равно, в какой степени эти люди действительно заслуживают того, чтобы потом о них вспоминать, как о людях экстраординарных. Но что такое миф? Это то, что должно разделять все общество, то есть, все соглашаются без споров и дискуссий, что Вацлав Гавел – мифическая личность. А такого нет, потому что в Чехии мифической личностью его считает очень небольшая группа людей, которая, как правило, относится к среднему классу и проживает в больших городах, а не в сельской местности. Наоборот, существует очень сильное течение, которое занимает противоположную позицию, считают Гавела человеком, который повредил чешской нации. Так что это не культ личности и даже не миф в полном объеме, а миф такой силы, какой хватило на переименование пражского аэропорта», - продолжает Александр Митрофанов.

Кстати, о противоположной позиции. Не будем далеко ходить за примером. Известно нелестное отношение к своему предшественнику Вацлава Клауса, ныне «донашивающего» президентский срок, а также радикального в высказываниях вице-канцлера президента Петра Гайека, недавние опусы которого граничат с абсурдом: «Усопший президент служил силам сатаны и был орудием лжи и ненависти», - по словам сервера Parlamentní listy («Парламентские листы») именно это близкий сотрудник Вацлава Клауса пишет в своей новой книге «Смерть в бархате».

Тем не менее, Вацлав Гавел, будучи, прежде всего, творческой личностью, подарил вдохновение многим другим художникам. Например, вскоре после смерти экс-президента, во дворе Новой сцены Национального театра выросло сердце из свечек, которые люди зажгли в память об усопшем. Кстати, во вторник во время открытия «свечного сердца» на Алжбетинской сцене театра «Гусь на поводке» в Брно произошел небольшой конфликт между сторонниками и противниками Гавела.

Знаменитое неоновое сердце художника Йиржи Давида, некогда сиявшее над Пражским Градом вечером перед годовщиной смерти озарило здание Европейского парламента в Брюсселе, над которым пробудет до конца января 2013 года.

В честь Вацлава Гавела переименовывают улицы, причем не только в Чехии, но и за рубежом; называют школы и библиотеки, ставят по его пьесам театральные постановки, открывают его бюсты, - которых, между прочим, за год появилось целых четыре, - сажают в его честь деревья. Что же за этим скрывается? Александр Митрофанов в этом вопросе настроен скорее скептически:

«Ничего за этим не скрывается. Может быть староста решил провернуть такую акцию, рассчитывая на то, что об этом напишут в газетах и по телевидению покажут, а может быть, человек действительно уверен в том, что Вацлав Гавел был такой личностью, которую необходимо увековечить. Но уверяю вас, что по моим собственным наблюдениям и по общению с чешскими гражданами разных не только возрастных, но и социальных категорий, я могу точно сказать, что здесь нет ни культа личность, ни мифа в полном объеме».

Ну, а кто же тогда нынче Гавел в сознании населения? Может быть, его, в контексте вышеупомянутых переименований улиц можно назвать «народным героем»?

Ну, а чем же вспомнят Вацлава Гавела все те, кто отдает ему дань уважения за его заслуги перед отечеством? В этот день группа молодых людей инициировали акцию «День для Вацлава Гавела», в который все желающие почтить его память закатают свои брюки, вспомнив о ранних президентских годах Гавела и его заметно коротких штанах, которые неоднократно становились предметом вопросов и объектов иронии самого Гавела и запечатлены на многих снимках экс-президента