Жижков – не то, чем он кажется

22.01.2013

Наша сегодняшняя прогулка, как и планировалось, будет проходить совсем рядом с районом Винограды, по

которому мы гуляли с вами в прошлый раз. И это не случайно – ведь когда-то Жижков был с Виноградами единым целым. Тем не менее, вместе им остаться было не суждено, поскольку изначально слишком уж разнились их концепции.

Как у нас уже была возможность узнать из предыдущих наших прогулок, изначально в районе Винограды находили свое жилье люди из более обеспеченных слоев, а на Жижкове – люди попроще, как правило, рабочие, приехавшие из других городов и деревень на заработки в Прагу. Если вы помните, гуляли мы с вами не прямо по улицам района Винограды, а по импровизированным улицам, которые создали кураторы выставки «Винограды Жижков – новые города за восточной крепостной стеной Праги» в Музее столицы Праги. Вот и сегодня наша прогулка пройдет по импровизированным улицам Жижкова, «проложенным» в музее. Если при проходе по музейным Виноградам, вас не оставляет ощущение легкости, одухотворенности и открытого пространства, то при входе на «Жижков» ощущения совсем иные.

«Одним из наиболее выразительных элементов, отличающих эти районы и эти залы, является цветовое решение. Винограды – светлые и солнечные, такими же являются и залы, в которых размещена часть экспозиции, посвященная этому району. На «Жижкове» напротив чувствуется «дыхание» холодных, темных квартир, поэтому в интерьере используется в основном серый цвет. Доминирующим элементом являются фотографии, размещенные на стенах и на заборе, который как бы сообщает, что Жижков долгое был большой стройкой и функционировал именно таким образом. Извилистость и вертикальный рельеф улиц обозначен серией фотографий крыш, которые посетитель может увидеть, немного запрокинув голову. По улицам района гость перемещается благодаря историческим фотографиям, попадая в район из традиционных мест, таких как перекресток Болгар или нижняя часть сегодняшней улицы Гуситской, а затем перемещается вверх по Жижкову до тех пор, пока не окажется в районе сегодняшнего Ярова и так называемых Еврейских печей», - рассказывает куратор экспозиции историк Томаш Дворжак.

Район Жижков стал знаменит благодаря сразу нескольким феноменам, главным из которых являются, конечно же, многочисленные питейные заведения. То, что их было и есть, великое множество, прекрасно видно из адресной книги 1900 года, которую гости могут увидеть на выставке. Однако, Жижков – это не только кабаки, как может показаться на первый взгляд, и экспозиция, на которой мы с вами находимся – лучшее тому доказательство.

«На Жижкове было не так уж много крупных промышленных предприятий. Среди наиболее заметных можно отметить так называемую «пистонницу», то есть фабрику по производству взрывных пистонов и боеприпасов в целом, которая была основана в 30-х годах 19 века французскими предпринимателями Селером и Белотом. Они размесили постройку на значительном расстоянии от жилых домов, поскольку производство было небезопасным. Однако со временем Жижков расширялся, так что постепенно дома оказались от фабрики в прямом смысле на расстоянии выстрела, поскольку иногда там что-нибудь да взрывалось. Притом, что от этой фабрики практически ничего не сохранилось, мы имеем большое счастье, так как располагаем одним экспонатом – деревянной коробкой с этой фабрики, которая, на первый взгляд, не представляет собой ничего интересного, но на самом деле имеет высокую историческую ценность, благодаря жижковским патриотам, которые сами заботятся о своем районе. Примечательно, что на сегодняшнем Жижкове высока степень идентификации с этим районом. Люди, которые там живут своими средствами и в свое свободное время документируют историю этого района и то, как все там было раньше», - продолжает Томаш Дворжак.

Кстати, фабрика по производству боеприпасов находилась там, где сегодня любит собираться молодежь или же мамы с колясками – в парке Парукаржка. Как мы уже неоднократно упоминали, Жижков всегда считался районом для менее обеспеченных слоев населения. Эта разница проявлялась во всем – если мы посмотрим на Народный дом на Жижкове, который буквально затерялся среди других построек на улице Борживойова и грандиозный Народный дом на Виноградах – разница налицо. Так же как и главный костел Жижкова – Святого Прокопа теснится на площади Сладковского рядом со школой и прочими зданиями, в то время как собор Святой Людмилы грациозно возвышается посреди просторной площади Мира. Но, несмотря на то, что Жижков всегда воспринимался как район, в котором не было места каким-либо новейшим достижениям цивилизации, Томаш Дворжак считает, что это далеко не так.

«Например, я с большим вдохновением и интересом изучал Жижковский рынок, который сегодня является заброшенной постройкой на улице Коневова. Однако, в свое время, то есть, в начале 1930-х годов, когда он был открыт, чтобы прийти на смену старому рынку на Прокопской площади, который представлял собой классический старочешский рынок с торговыми рядами и киосками, где торговцы продавали все возможное, а люди покупали и просто гуляли, - так вот тогда на этом месте появилась весьма современная для своего времени постройка. Там были, например, специальные места для торговцев птицей, где они могли ее ощипывать и потрошить; были там и специальные шахты для мусора, чтобы те части, которые могли нарушать нормы гигиены, были безопасно устранены; были там и холодильные склады для продуктов, а также плиточные боксы, где эти продукты продавались. Там же можно было все мыть, чтобы весь процесс соответствовал самым строгим критериям того времени. Так что этот рынок – своего рода нарушение традиционных представлений о том, что Жижков – это район, где не было ничего современного».

Таким же нарушением представлений можно считать и Жижковские бани, которые находились между двумя виадуками Малая и Большая Грабовка, - сегодня мы найдем там уже только один железнодорожный виадук, по которому также проходит велотрасса, - в свое время они могли похвастаться большой посещаемостью. Они были построены с большим размахом. Например, там находился довольно большой бассейн, были бани 2 и 3 классов, и они пользовались большой популярностью, поскольку ряд обитателей Жижкова не имел собственных удобств в виде ванной. Кстати, Томашу Дворжаку удалось выяснить, что еще в середине 60-х годов 20 века бассейн служил для обучения плаванию студентов истории Философского факультета.

Для многих Жижков ограничивается районом Прага 3. Это тоже не совсем справедливо, поскольку простирается он куда дальше.

«Границы Жижкова определить довольно просто, несмотря на то, что обитатели этого района представляют их себе по-разному. Административная граница отделяет Жижков от Карлина по вершине Виткова; от Виноград он отделяется в районе Виноградского кладбища, а затем граница проходит под Риегровыми садами. Интерес, однако, представляет восточная граница, которой традиционные жижковцы считали сегодняшний перекресток Ограда. Там Жижков заканчивался. За перекрестком Ограда находилось место, которое называлось Еврейские печи. По всей вероятности, это связано с тем, что во времена средневековых погромов там было вынуждено скрываться еврейское население. Потом, однако, это место стало считаться таким, куда лучше не попадать, поскольку там скрывались всякие подозрительные личности. В 1920-30 годы Жижков уже приближался к сегодняшнему району Яров. Самые современные жижковские постройки заканчиваются там, где находится район Спойоваци, и дальше уже заканчивается Жижков и начинается район Грдлоржезы».

Ну, и все же, что ни говори, кабацкая слава остается фирменным знаком Жижкова. Вот так в кабачках, точнее, в одном из них – трактире «У каменача», появился знаменитый роман Ярослава Гашека «Похождения бравого солдата Швейка». После возвращения из России Гашек поселился на Жижкове, где сначала жил в собственной квартире, а затем переехал к своему знакомому Франте Саверу. Они представляли собой богемную пару, заходили во все жижковские кабачки, но больше всего они облюбовали заведение «У каменача», где трактирщик был к ним расположен. Именно там и родились первые задумки, а затем и первые главы Швейка.

«Интересен тот факт, что изначально они выпускали главы в тетрадях. Гашек все писал, Савер следил за тем, чтобы это было напечатано и связано в тетради. Продавалось это так, что тетради давались штаммгастам, которые приходили в эти кабачки, а затем шли в другие и там эти тетради продавали. Часть выручки шла на оплату расходов на выпуск этих тетрадей, а частью Гашек и Савер расплачивались за выпитое в трактире, поскольку пили они преимущественно в долг. Здесь на выставке у нас есть воспоминания Карла Шнора, которому принадлежало это заведение. Это довольно увлекательное произведение, где он описывает, как приходили в заведение люди, как Гашек и Савер связывали свои тетради. Таким способом было издано четыре или пять выпусков. Благодаря жижковскому патриоту Павлу Трояну, у нас на выставке имеются оригиналы этих тетрадей. С ними тесно связана и личность художника Йозефа Лады, который эти тетради иллюстрировал. Потом уже Гашек переехал в Липнице, где продолжал писать роман уже несколько в другой форме, но начало его возникновения тесно связано именно с Жижковом», - заключает Томаш Дворжак.

На этом наша прогулка по Жижкову подходит к концу, и мы считаем своим долгом напомнить, что, конечно же, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, даже если это такой познавательный рассказ