Призрак Судетов на инсценированных фотографиях

29.12.2012

Не успела утихнуть шумиха вокруг темы послевоенного выдворения из Чехии судетских немцев, взболтанной

президентской предвыборной компанией, как в одном из пражских залов открылась фотовыставка «Искусство убивать». Она предстает своебразным театром массовых расправ над немцами. Роли жертв и насильников на инсценированных фотографиях играют куклы, найденные автором фотопроекта Лукашем Гоудеком в антикварных магазинах и на блошиных рынках.

Выставка, открывшаяся в пражской галерее Национальной технической библиотеки, организована в сотрудничестве с Artwall Gallery.

- Что мотивировало 28-летнего фотографа, ранее снимавшего жизненные перипетии ромских семей или истории транссексуалов в Индии, к работе над «убийственным» проектом?

«Самой большой мотивацией для меня стала информация о том, что происходило у нас месяц после окончания войны, так как до того времени я просто об этом почти ничего не знал - в школе мы проходили эту тему лишь поверхностно. Я был в шоке и чувствовал потребность как-то запечатлеть это и передать таким образом информацию дальше, потому как я был убежден в том, что многие люди, равно как и я, не осведомлены о ряде фактов».

- Каким образом и из каких источников Вы искали материал, проверяли ли достоверность информации?

«Вначале я искал эти истории в Интернете, однако позже я, разумеется, разыскал и приобрел исторические аналитические очерки и иные публикации и стремился проверить все факты в доступной литературе. Это удалось не во всех случаях. Например, в некоторых случаях исключительных свидетельств очевидцев тех событий в литературе не нашлось подтверждения».

- Курт Воннегут справедливо отметил: «Война - это свинство». Попали ли в поле вашего зрения случаи агрессии, мотивом которых был акт мести со стороны чехов за конкретное деяние, а не самосуд по принципу коллективной вины, и нашли ли они наряду с другими вашими работами отражение в данном цикле, что могло бы помочь отразить картину послевоенного ожесточения более полно?

«Этому обстоятельству я не уделял особого внимания, потому что в ходе этих расправ над немцами часто убивали и ни в чем неповинное гражданское население, было бы сложно отличить, кто из этих граждан «заслуживал» смерти, а кто нет, это не мне судить. О том, к каким зверствам люди прибегали во время Второй мировой войны, говорят и пишут много, и я думаю, что это правильно, но о том, что происходило после войны на другой стороне, предпочитают молчать. Мой проект не дает этим фактам оценку. Я лишь хотел показать эти события, так как до сих пор довольно большая часть чешского общества стремится преуменьшать их значение, находить им оправдание или умалчивать о них».

- Чем продиктовано привлечение к фотосерии такой неоднозначной куклы как Барби – судя по фотографиям, которые мне довелось увидеть, эта кукла прошла кастинг на роль жертвы изнасилования?

«Я выбрал Барби, как и иные куклы или фигурки, именно по той причине, что они более всего подобны нам. Я поставил перед собой цель создать документальные фотографии, чтобы они выглядели реальными, когда зритель смотрит на них издали. На лице у этих кукол, исполняющих роли как насильников, так и жертв, сохраняется постоянное позитивное выражение. Я хотел тем самым проиллюстрировать эту проблему, которая у нас есть, потому что многие люди у нас делают вид, как будто бы ничего в то время, о котором мы с вами говорим, не произошло».

- Как реагируют окружающие на Ваш проект?

«С самого начала, с сентября прошлого года, когда я приступил к работе над ним, я сталкивался с отрицательными реакциями. Некоторые люди упрекают меня в том, что я таким образом умалчиваю о преступлениях нацистов, однако я никогда к этому не стремился и в целом не считаю это позволительным. Иные вешали и вешают на меня ярлык предателя родины или убого человека. После обнародования фотоцикла приходят как положительные, так и отрицательные отзывы. Есть те, кто меня поддерживает и приветствует то, что эта тема будет раскрыта, а противники этого проекта, на мой взгляд, не поняли его назначения и воспринимают его, как некую пропаганду», -

полагает Лукаш Гоудек