По горящим следам

15.11.2012

На днях в Праге состоялась премьера трехсерийной телевизионной картины польского режиссера Агнешки

Холланд Hořící keř («Горящий куст», или, если копать глубже, «Неопалимая Купина»). Продюсером фильма является HBO Europe. Авторы ленты стремятся реконструировать атмосферу событий после совершившего на протест против оккупации Чехословакии 1968 года акт самосожжения студента Яна Палаха.

Студент философского факультета Карлова университета Ян Палах, добровольно подвергший себя самосожжению на Вацлавской площади, умер 3 дня спустя в клинике своего родного университета. И другие прототипы героев фильма реальны -адвокат матери и брата Палаха Дагмар Бурешова (она жива до сих пор) в судебном процессе с коммунистическим депутатом Вилемом Новым в феврале 1969 г. Новы выдвинул версию о сотрудничестве ее сына с заграничной тайной разведкой. Похороны Палаха, которые состоялись 25 января 1969 г., превратились в масштабную акцию протеста против действующего режима.

Дагмар Бурешова, которая на протяжении длительного времени была адвокатом преследовавшихся коммунистами представителей оппозиции, после 1989 года стала первым министром юстиции свободной Чехословакии. По историческим вопросам киноштаб консультировал Петр Блажек из Института исследования тоталитарных режимов.

Агнешка Холланд: «Использованное древними греками понятие пафоса достаточно возвышенно, но когда сегодня в Америке что-то обозначают словом «пафосный», «патетический», это значит «плохо». Я стремилась найти золотую середину между тем, как понимали пафос в античной культуре и как понимают его в США, и верно перевести то, что было написано в сценарии. Должна сказать, что сценарист Штепан Гулик и другие чешские авторы его поколения уже не боятся пафоса в такой мере, как мое поколение кинодеятелей. Так что мы искали компромисс между польской и чешской чувствительностью в подходе к теме с тем, чтобы одновременно не стесняться выразить определенные эмоции. В любом случае, это можно воспринимать как чехословацко-польские практические занятия по стилистике».

Словацкoе участие упомянуто режиссером с учетом двух словацких актеров, занятых в сериале: исполняющей роль адвоката Палаха Татьяны Паухофовой, а также Мартина Губы, в роли депутата, стремившегося очернить память погибшего юноши. Ряд ролей в фильме исполняют известные чешские актеры.

Не скрывала после премьеры переполнивших ее чувств от увиденного 86-летняя чешская актриса Власта Храмостова: «Я думаю, что это во многом для нас, чехов, типично – по прошествии 44 лет дождаться фильма, который для нас снимет не чешский режиссер, а иностранец. Фильма, столь значимого для Чехии, коим является картина о Палахе. Я принимала участие в судебном процессе, связанном с Палахом, а мой муж Станислав Милота снял киноэссе на его похоронах, которое было найдено спустя 33 года в Чешском киноархиве в коробке под названием «Сельскохозяйственные машины» - это молодому поколению сегодня трудно понять. Я хочу поблагодарить режиссера Холланд за ее фильм. Чехи, к сожалению, страдают хронической болезнью неуважения к авторитетам и даже к собственным героям. И грустно, что об этом нам должна напомнить HBO Europe».

Справедливости ради, Агнешку Холланд все-таки трудно считать чужаком в Чехии: во время «Пражской весны» и в начале нормализации она училась на пражском FAMU, принимала участие в студенческом движении, в итоге в декабре 1971 года была арестована и в СИЗО Рузыне провела почти два месяца - тема самосожжения Яна Палаха и последовавших после этого событий коснулась ее лично. В предваряющем съемки интервью она призналась, что провела в Чехии самые значительные пять лет своей жизни, годы сбора информации и инициации как в смысле художественном, так и общественном, политическом и личном.

Съемки фильма проходили во Вшетатах в родном доме Палаха, на пражском Ольшанском кладбище (сцены похорон и эксгумирования сотрудниками чехословацких спецслужб STB останкoв Палаха). Сцена самоссожения снималась в столичном трамвайном депо Стршешовице, где еще сохранилась перерезанная рельсами булыжная мостовая. Эпилог картины, повествующей не только о героизме одиночек, но и о ломке характеров, также является напоминанием событий января 1989 года, так называемой «Недели Палаха», и самоссожения Яна Зайица в феврале 1969 года. На экраны фильм выйдет 27 января