Бьет - значит воспитывает

08.02.2013

В чешских газетах активно обсуждается история матери двоих детей, которая отшлепала непослушного

первоклассника-сына по одному месту. Отшлепала так, что у мальчика остались кровоподтеки. Психолог, к которой мальчик ходил, обратила внимание на синяки. И вот уже два года чешские суды решают, кем считать обвиняемую – любящей матерью, в порыве гнева не совладавшей со своими эмоциями, или тиранкой, заслуживающей уголовного наказания. О том, как в Чехии относятся к телесным наказаниям детей, слушайте в рубрике «Тема дня».

Судебному разбирательству по делу матери, поднявшей на сына руку, вернее, деревянную лопатку, которой мешают суп, не видно конца и края. Одни судьи пытаются войти в ее положение, другие приговаривают к году тюрьмы условно. Как воспринимается этот случай в Чехии, рассказывает бывший министр по правам человека Джамиля Стегликова.

«Чешское общество разделено на два лагеря. Первый лагерь ссылается на чешскую поговорку: «Нам жалко удара, который не попадет в ребенка» и поддерживает эту мать. Поддерживает традиционные методы воспитания – битье ремнем и кухонной мешалкой. Матери воспитывают детей мешалкой, отцы предпочитают ремень. Другой лагерь уверен в том, что телесные наказания не приносят эффекта. К тому же, в данном конкретном случае ребенок является гиперактивным – то есть, нуждается в помощи психолога. Таким детям физические наказания приносят больше вреда, чем пользы. Эту позицию занимает молодое поколение. Более половины молодых чешских родителей уже отказались от телесных наказаний при воспитании детей. Пожилые же родители хвалятся тем, какие хорошие у них выросли дети, и считают, что это, в том числе, и результат отвешенных им подзатыльников».

- Когда вы приехали в Чехию и столкнулись с тем, как в Чехии воспитывают детей, это стало для вас чем-то неожиданным?

«Да, для меня было внове то, как строго относятся в Чехии к воспитанию детей. Я училась в Москве, но родом из Казахстана, а в Казахстане отношение к детям и старым людям традиционно очень толерантное, ласковое, им прощают малые и большие прегрешения. В Чехии ребенок является витриной семьи. Важно, чтобы он вел себя хорошо, не нарушал правила, не вмешивался в разговоры взрослых, выполнял приказания – словом, вел себя как маленький солдатик».

В отличие от Испании, Австрии и скандинавских стран, где запрет на физическое наказание детей закреплен в законе, Чехия относится к такого рода наказаниям очень терпимо. Чешские родители не отказывают себе в удовольствии всыпать ремня провинившимся отпрыскам.

«В Чехии не только нет запрета на телесные наказания, как в большинстве стран Европейского Союза. Чехия уникальна тем, что в 2011 году в закон о семьи ввели обязанность детей слушаться своих родителей. И там появился пункт о том, что родители вправе наказывать детей соответствующим образом. Каким «соответствующим», уже не объясняется. Родителям, которые наказывают своих детей, дали в руки и закон о семье. Не бойтесь, наказывайте, закон на вашей стороне».

Продолжает глава отдела по вопросам семьи министерства труда и социальных дел ЧР Милослав Мацела.

«Чешские законы напрямую ничего не говорят о телесных наказаниях. Закон о семье и Гражданский кодекс упоминают о средствах воспитания, которые должны быть использованы в мере, соответствующей обстоятельствам – не угрожать здоровью ребенка, его развитию и не унижать его человеческое достоинство. Это то, что говорит закон. Но, конечно, в основе лежит позиция всего общества по данному вопросу. Нужно сказать, что в последние годы многие чешские родители отказываются от строгого воспитания, которое ранее было нормой в Чехии».

Решение о том, как быть в каждом конкретном случае насилия над ребенком – отправить родителей к психологам или лишить их родительских прав, принимают органы социальной опеки. Законодатель им в этом не помощник. Как говорит Милослав Мацела, методики, позволяющей отличить тирана от строгого родителя, не существует. Слишком уж зыбка граница между допустимым наказанием и домашним насилием.

«Не только политики, но и специалисты говорят, что эта граница нечеткая. Когда мы можем сказать, что избиение ребенка, например, ремнем было наказанием, а когда уже тиранией? Если бы родителям запретили телесные наказания вообще, мы бы не наблюдали несчастные случаи, когда родитель увлечется, не рассчитает свои силы, а потом уже преследуется по закону о тирании. В этом смысле запрещение телесных наказаний является профилактикой тирании. Нормальный родитель уже не будет наказывать ребенка физически, поскольку большинство жителей Чехии законопослушны»,

- говорит Джамиля Стегликова, которая, будучи в составе правительства, добивалась полной отмены телесных наказаний для детей.

«Я предлагала внести поправки в закон о семье несколько раз. Вначале мы предлагали глубокое серьезное изменение – запрет телесных наказаний для всех детей, потом более мягкое – запрет наказаний для маленьких детей до 4 лет. К сожалению, уже на уровне правительства не удалось убедить министров, что это правильно. Наш премьер даже в прессе заявил, что он против подобных ограничений для родителей. Я думаю, что с правительством, которое сейчас находится у власти, изменить что-то такое невозможно».

«Таких инициатив было несколько. Я знаю, что и сейчас уполномоченная по правам человека добивается запрета строгих воспитательных мер посредством закона. В прошлом эти предложения не прошли, потому что наше общество очень терпимо относилось к наказаниям детей. Но ситуация меняется, как, вероятно, она менялась и в тех странах, которые постепенно полностью запретили наказывать детей»,

- говорит представитель министерства труда и социальных дел Милослав Мацела. Он подчеркивает, что чешское государство осознанно проводит политику поддержки «позитивного родительства», а не угрожает строгим родителям санкциями.

«Вместо введения запретов о недопустимости наказаний мы хотим изменить отношение родителей к этому вопросу, показать, что существуют альтернативные методы воспитания».

«Это лишь вопрос времени, когда большинство родителей и без всяких законов перестанет бить своих детей. Но до тех пор многие дети получат увечья из-за того, что в Чехии слишком терпимо относятся к телесным наказаниям»,

- уверена Джамиля Стегликова.

Психологи, однако, убеждены, что в руках родителей есть инструменты и похуже подзатыльников и ремня. «Мы все в ужасе, когда видим у ребенка кровоподтеки, но когда на детей оказывается еще более жестокое психическое давление, никто не вмешивается, даже социальные работники оставляют это без внимания», - рассказывает известный в Чехии психолог Йероним Климеш. По данным статистики, телесным наказаниям отдают предпочтение матери, а вот по оказанию давления на психику ребенка самые большие специалисты – отцы. Детский психиатр Витезслав Коуржил вспоминает о девочке, страдавшей от ожирения, которую папа прозвал «тонной» - чтобы избавиться от лишних килограммов, она истязала себя на грубой ковровой дорожке.

«Мы все чаще сталкиваемся с ситуациями, когда детей истязают не физически, а психически. Обе эти формы насилия опасны, психическое насилие даже более, поскольку оно протекает скрыто. Но мы обучаем наших социальных работников, чтобы они могли выявлять у детей и следы психологического давления»,

- заключает Милослав Мацела