Из князей в президенты

30.01.2013

Мы продолжаем знакомить вас с претендентами на пост президента Чехии. Сегодня мы расскажем о

кандидате самых благородных кровей – главе чешского МИДа и потомке знатного и богатейшего княжеского рода Шварценбергов.

75-летний Карел Шварценберг имеет, помимо чешского, еще и швейцарское гражданство, но политикой занимается только в Чехии. С 2009 года он возглавляет партию TOP 09, входящую в состав правительственной коалиции, а с лета 2010 года и чешское министерство иностранных дел. В анкетах о своей профессии часто пишет «лесник» и «ресторатор», поскольку многие годы управлял огромными лесами своей семьи, имеет два ресторана в Германии и гостиницу в Вене.

В чем чехи могут быть уверены, так это в том, что князь Шварценберг идет в президенты не с целью собственного обогащения. В средствах он, мягко скажем, не стеснен. Месяц назад Шварценберг выиграл спор о наследстве со своей сводной сестрой, оставив за собой дворец в Вене, замок в Южной Австрии, леса в Зальцбурге и прочие владения.

Карел Шварценберг не новичок на чешской политической сцене. После 1968 года он активно поддерживал чешских диссидентов и вел в своих баварских владениях архив запрещенной в Чехословакии литературы. В начале девяностых был главой канцелярии президента Вацлава Гавела, которого считает самым большим примером для подражания. Вот как объясняет Шварценберг Чешскому радио свой приход в политику.

«Я бы хотел хотя бы немного изменить чешскую политику, это единственная моя цель, поэтому я участвую в выборах. Мы должны понять наши обязанности по отношению к стране, государству, своему народу. Надо бороться с коррупцией. Мы должны понять, что несем ответственность не только перед своим карманом, но и перед своими избирателями».

Князь называет своим приоритетом на посту президента борьбу с коррупцией. По его словам, к участию в выборах его подтолкнули, прежде всего, патриотические чувства. Хотя князь знает, что хлеб главы государства не так уже сладок.

«Не забывайте, что я больше двух лет проработал в Пражском граде, я знаю, как там все работает, сидеть в кресле президента не всегда удовольствие».

Очевидное преимущество князя – европейский кредит доверия, которым не может похвастаться ни один из нынешних чешских политиков. Но есть у Шварценберга и свои «особенности», за которые над ним подтрунивает вся страна. Это, во-первых, невнятная дикция: даже чехи с трудом понимают своего министра. В прошлом году Шварценберга обвинили в поддержке режима Каддафи. А все почему? Князь заявил немецкому журналисту, что свержение Каддафи «keine Katastrophe» («не катастрофа»), а тому послышалось «eine Katastrophe» («это катастрофа»). В прошлом году информационные агентства мира писали также о том, что глава чешской дипломатии заснул на международном форуме в Белграде. «Меня начинает неумолимо тянуть в сон в душных помещениях, хотя я слежу за тем, чтобы не пропустить на политических мероприятиях ничего важного», - оправдывался потом Шварценберг в чешских газетах