Преступление без наказания

07.05.2012

В выходные в пражском доме престарелых скончался в возрасте 96 лет бывший коммунистический прокурор

и судья Карел Ваш, который в 1950-е годы послал на виселицу десятки «врагов народа». Самой известной жертвой «судьи-палача» стал генерал Гелиодор Пика, руководивший чехословацкой военной миссией в СССР во время Второй мировой войны. Ваша так и не удалось привлечь к ответственности за его деяния, суд признал, что в его случае истек срок давности преступлений. До конца своих дней Ваш был убежденным коммунистом. «Я ни о чем не жалею. Прожитая мною жизнь – пример для молодежи, которая не жила при нацистах и коммунистах», - заявил бывший прокурор незадолго до своей смерти.

Бывший заместитель мэра города Брно Рене Пелан – яркий противник серпа и молота на памятнике красноармейцам в Брно-Краловом поле, решил добиться наказания для еще живых прокуроров и судей, приложивших руку к сфабрикованным политическим процессам 1950-х годов.

«Я подал заявление в полицию на ряд прокуроров и судей, которые выносили решения. Это Карел Чижек, Вацлав Традлец, Юрай Вьезка, но главное – Карел Ваш, 1916 г.р., который ныне проживает в пражском доме пенсионеров»,

- рассказывает Пелан.

По информации Института документации и расследования преступлений коммунизма, немногим ранее заявление на Ваша подала и вдова другой его жертвы - чешского пилота Германа Брикса. Оба заявления сейчас изучаются экспертами Института.

Историк Павел Палечек несколько лет занимается делом Карела Ваша. Что это за человек?

«Судьба ему досталась непростая. Он сам стал жертвой коммунизма, но одновременно был и его орудием. Сам побывал в ГУЛАГе, был осужден в 1950-х годах, но невозможно и сравнить пережитое им с теми страданиями, на которые он обрек других людей. Я его делом занимаюсь три года и все это время не перестаю удивляться, узнавая все новые, совершенно шокирующие вещи об этом человеке».

Карел Ваш родился в 1916 году в Ужгороде – тогда Подкарпатская Русь входила в состав Чехословакии, в семье венгерского адвоката. Вот что он рассказал о своем детстве репортерам Чешского радио:

«Мой отец был адвокатом, я родом из мещанской семьи. Очень рано под влиянием книг – а я обожал читать – меня увлекли гуманизм и демократия, у меня сформировались левые взгляды. Я очень тщательно наблюдал за той средой, которая меня окружала, и мои убеждения крепли».

В 17-летнем возрасте Ваш вступает в коммунистическую партию и в год оккупации Чехословакии нацистской Германией оканчивает юридический факультет Карлова университета. В том же году он вынужден бежать из Ужгорода в СССР, где его задерживают при пересечении границ и приговаривают к трем годам принудительных работ в ГУЛАГе за шпионаж. Но даже это испытание не изменило его восторженного отношения к стране Советов.

«Я был убежден в одном: среди тех, кто пересекал советские границы, было множество шпионов и людей, настроенных против коммунизма, против СССР. Советский Союз должен был обороняться».

По словам историка Палечека, бывший прокурор до сих пор видит мир сквозь призму коммунистического режима. И Гелиодора Пику, приговоренного к повешению по сфабрикованным обвинениям, до сих пор считает предателем, получившим наказание по заслугам.

«Лучше всего сущность Карела Ваша передает слово «фанатизм», именно оно приходит мне в голову, когда речь заходит о нем»,

- говорит Павел Палечек.

После окончания войны Ваш работал в военной разведке, где боролся с коллаборантами и предателями. Пик его карьеры пришелся на 1948-1950 годы, когда Ваш занимал пост прокурора в Верховной Военной прокуратуре Чехословакии, а потом и судьи пражского Государственного суда. Именно в этот период он вынес десятки смертных приговоров, включая самый важный – в деле об государственной измене генерала Пики. Есть свидетельства о том, что в августе 1945 года Ваш приказал расстрелять несколько человек как шпионов, даже не составив их поименного списка.

Как говорит сам Карел Ваш, вспоминая те годы,

«Мы поддерживали связь с советскими органами, у них я учился тонкостям своей работы».

О точном числе жертв Ваша можно только догадываться, говорит историк Палечек.

«Можно говорить о десятках убитых и о сотнях осужденных на 10 и более лет».

Ряд документов, которые могли бы пролить свет на преступления прокурора, хранятся в архиве МВД, недоступном для общественности. К тому же, они пострадали во время наводнения 2002 года, подверглись заморозке и до сих пор не были восстановлены, вздыхает историк. Он сам неоднократно встречался с Вашем, ныне уже ветхим стариком. Какое впечатление произвел на него бывший прокурор?

«Во время первой или второй встречи с ним у меня возникли большие сомнения в том, что обвинения против него обоснованы. Он очень начитан, очень интеллигентен, обладатель трех докторских ученых степеней. Это человек, который аргументирует свою позицию, ссылаясь на Фрэнсиса Фукуяму, его на мякине не проведешь, в свои 94 года он может дискутировать о самых неожиданных вещах. Бесспорно, он обладает определенной харизмой, если можно так выразиться».

Попытка привлечь Ваша к ответственности за смерть Гелиодора Пики была предпринята в 2001 году. Прокурора приговорили к 7 годам лишения свободы, но высшая судебная инстанция отменила приговор в связи с истечением срока давности. Сейчас Рене Пелан пытается оживить другое дело, где роль Ваша не так значительна. В 1949 году десятки человек были осуждены за попытку антикоммунистического переворота, некоторые осужденные получили высшую меру, но Иван Кислингер отделался 16 годами заключения. Он вспоминает:

«Мы вышли на перерыв в большую комнату, где находились люди, чьи процессы уже завершились. И речь зашла о прокурорах – о Чижеке и, в том числе, о Ваше. Я сказал, что в нашем процессе Ваш сидел молча, никак себя не проявлял. В ответ я услышал: «Слышали бы вы его, когда судили тех, кто шел перед нами». Но я лично при этом не присутствовал, мне только рассказывали, как он на них напустился».

Атмосфера в суде была очень напряженной, процесс описывался во всех газетах, вспоминает Кислингер.

«Практически на всех слушаниях присутствовала публика, процесс был открытым, на него звали фабричных рабочих и даже родственники обвиняемых могли присутствовать. Думается, что для родственников было большим испытанием, чем для самих подследственных, слышать скандирование молодежи «Повесить! Повесить!». Неприятно о таком вспоминать».

Павел Палечек сокрушается, что Карела Ваша не удалось привлечь к ответственности раньше, сразу же после падения коммунистического режима.

«Сегодня таскать к суду человека в 94 года неприятно, стыдно. Институт расследования преступлений коммунизма на протяжении 20 лет не смог доказать его вину. Сейчас расследовать прошлое Карела Ваша слишком поздно, это надо было делать в девяностые годы, когда еще были живы очевидцы многих его преступлений, о которых не говорили в процессе 2001 года. С их помощью вину Ваша можно было доказать».

Как заключает Рене Пелан:

«Ваш пока жив, но никто не занимается расследованием его преступлений. Я думаю, что откладывать больше нельзя, у нас осталась последняя возможность посадить его на скамью подсудимых»