Дела делают RUPR

17.02.2013

Сегодня мы продолжим рассказ о деятельности издательства «Olga Krylova», недавно отметившего свой

15-летний юбилей и давшего побеги в виде творческой группы RUPR – «Русская Прага». С гостями Радио Прага Олегом и Ольгой Крыловыми беседовала Лорета Вашкова.

Олег Крылов:

«Если можно, я бы начал с анекдота. Встречаются два приятеля, один другого спрашивает: - У друга день рождения, не знаю, что ему подарить. - Ну, подари ему книгу. - У него есть уже одна. Я начал с анекдота, чтобы сказать, что начинали мы с издания рекламного сборника «Анекдоты». Основными рекламодателями в то время были русские рестораны, которые очень быстро все разорились, обанкротились, поэтому наш сборник стал никому не нужным. Но на помощь нам пришли поэты: - Вот у меня есть стихи, издать их берутся, но с тем, что напечатают тысячу экземпляров, а куда я пойду с тысячей экземпляров в Праге? Не могли бы вы напечатать книжечку, экземпляров десять или двадцать? И мы четко отвечали – да, можем. И началось. Начали мы изучать древнейшее искусство книгопечатания. Все это происходило с кровью и потом, с ошибками. Каждая ошибка наказывалась рублем, но спрос постоянно возрастал».

- Насколько я знаю, все это время вы работали с супругой Олей и по ночам все книги сами сшивали…

«И по ночам, и по утрам, и долгими зимними вечерами, как говорится, потому что производство книг у нас ручное, hand made, это нам позволило сделать книжки. Мы придумали собственную технологию переплета - ну, немножко свою собственную…»

- А в чем она заключается? Если не секрет…

«Во-первых, мы не используем ту технологию, которая используется для печатания одноразовых книг с клееной обложкой, которые тут же во время прочтения рассыпаются. То есть, мы делаем книги сшитые».

- Все-таки это такой надежный вариант, который мы помним …

«…со времен Гуттенберга. Но мы не просто шили, но ввели маленькую тонкость, которая нам позволила работать немножко быстрее, и поэтому у нас книжки получаются почти по той же самой стоимости, что и при стандартном типографском изготовлении».

- За 15 лет вашей деятельности на вашем издательском послужном счету сколько авторов, сколько книг?

«Первые пять лет мы считали, потом мы сбились со счета. По прикидкам, в нашей картотеке наверное порядка 200 авторов, которые нас даже иногда и не знают, потому что они нам переправляют книги, а мы их делаем. А издали мы, наверное, книг 300 с лишним».

- Изначально это были, скорее всего, русскоязычные авторы?

«Да, изначально это были наши соотечественники, потом они начали переводить свои тексты и начали издавать на чешском языке. Ну, и как говорят в анекдотах - и тут началось. То есть, мы начали издавать на английском, на французском, вот на немецком почему-то не издавали, на испанском, на курдском даже».

- На курдском было что именно?

«Это была и есть очень интересная серия, «Библиотечка чешского ПЕН-клуба». Естественно, они издавали авторов, которых преследуют в их странах, и поэтому мы издавали для них книги на разных языках: кубинского автора, сирийского, курдского. Последняя книга из этой серии была китайского диссидента, который получил, по-моему, в прошлом году «Нобелевскую премию» и сидит в тюрьме. С этой книгой была очень интересная история, нам Иржи Дедечек, президент чешского ПЕН-клуба рассказывал, как он ее контрабандным путем увозил в Китай. Он говорил, что был готов к любым неожиданностям, к любым последствиям, но, к счастью, все прошло нормально, и наш тираж оказался в Китае».

- У вас есть информация, как он там расходится и каким образом?

«С этим уже сложнее, потому что дальше уже, оттуда, нет информации, что происходит. Но это так со всеми авторами-диссидентами, задача - ввезти в страну, а что происходит в стране, уже трудно отследить».

Что привнесла издательская деятельность в жизнь Ольги Крыловой?

«Самое главное, что это принесло – знакомство с людьми, очень известными, с которыми, думаю, иначе я никогда бы не смогла познакомиться. Это самое интересное в этой работе вообще - знакомство с автором, а сама работа – рутинная, нудная, но я люблю ее, она мне уже теперь нравится. Вначале было, конечно, тяжело. Я знаю, что вот книжка выйдет, человек будет держать ее в руках и, в большинстве случаев, от этого – радость, человек ее прямо излучает, это видно».

- Постепенно вы решили расширить свою деятельность, как это произошло и на что она направлена?

Олег Крылов:

«Так получилось, что не мы решили, а дела делают нас. То есть, книги малоизвестных, начинающих авторов, их практически невозможно продать в магазине. Единственный путь – это встреча с читателями, презентация книг, чем мы и начали заниматься. Постепенно это переросло, как я это называю, в «шоу-бизнес». Большую часть времени мы или, по крайней мере, половину времени начали заниматься проведением культурных акций. Эти акции мы начали снимать на видео, так появился проект нашего Интернет-телевидения».

- Скоро повсеместно будут подводить итоги года, и творческие в том числе – вы еще собираетесь до конца года проводить какие-то программы? Или что вам хотелось бы еще успеть - в роли издательства или творческой группы?

«До конца года еще в наших планах издание нескольких книг, нескольких сборников стихов. У нас декабрь будет очень напряженным, потому что в нашей студии, - так как мы занялись Интернет-телевидением, у нас есть и своя студия, где мы проводим вечера и съемки, - состоится целая серия вечеров чешских поэтов, и не просто поэтов, а поющих поэтов».

- Бардов?

«Они себя немножко по-другому называют, у них это ближе к трэмпской песне».

- А кто это будет?

«Ну, допустим, достаточно интересный чешский поэт, не профессионал, любитель Збынек Земан. Он, кстати, на нашем вечере сделал нам сюрприз – спел на русском языке свою песню, естественно, в переводе. Начал он с того: - Я совсем не знаю русский язык. Но, тем не менее, спел почти на чистом русском языке. Вокруг него собирается достаточно много интересных молодых людей, которые пишут стихи и поют их. Это своя среда, и вот у нас, кстати, так и будут вечера называться «Поэтическая среда»