Цыганский синдРОМ

09.06.2012

В американском центре при содействии британского и американского посольства в Чехии состоялась

конференция по цыганскому вопросу под названием Roma positive. Естественно, речь шла о том, как установить в общественные позитивные ролевые модели цыган. На конференции выступили цыгане из многих стран. Чего они добились в своих общинах, удалось ли им изменить мнение большинства на свой счет? Об этом мы поговорим сегодня.

Некоторые цыгане полагают, что должны менять себя, чтобы изменить взгляды большинства. Такова позиция родившегося в Косово журналиста амстердамского радио Patrin Орхана Гальюша:

- Когда я был маленьким, я часто сидел возле радиоточки и интересовался, как работает эта машинка. Мне было любопытно, что оттуда исходят голоса, я прикасался к ней, а мой отец-маляр говорил, мне: «Электричество! Не трогай!». Это был ключевой момент – я захотел, чтобы мой голос услышали как можно больше людей. Так я стал радиожурналистом. Иногда я спрашиваю себя, действительно ли я служу моей коммуне, доношу ли я этот голос. Я стал журналистом для того, чтобы быть спикером моей общины».

Орхан - пионер цыганского радио и телепрограмм в бывшей Югославии. Он также провел долгое время в Париже, читая лекции в Университете INALCO о цыганском языке и культуре.

Однако, в амстердамском квартале, где живет Орхан, проживают представители 80 национальных меньшинств, поэтому цыганская проблема там стоит не так остро, как в Чехии или Словакии. Послушаем Ирену Бихариову, юриста цыганского происхождения, которая стала адвокатам цыган, председателем организации «Люди против расизма» и автором ряда книг. Она признается, что целенаправленные информационные кампании на эту тему не являются эффективными.

- В Словакии есть большая группа цыган, которые живут в социально неблагоприятных условиях – закрытые, сегрегированные коммьюнити. По результатам исследований Мирового банка, эти группы существуют на уровне субсахарской Африки и таких стран, как Эритрея. Люди говорят, что раз Бихариова стала юристом, так почему этого не могут этого цыгане из гетто? Наверное, потому что, они не стараются. С этого момента дискуссия всегда скатывается на вопросы исторической геттоизации и периферизации.

Как сделать цыган частью мейн-стрима, сохранив при этом их культурную аутентичность? Путем развенчания мифов и прекращения их демонизации в политическом, бытовом и медиальном дискурсах, полагает Ирена Бихариова.

- Преобладают мифы о том, что цыгане живут на социальные пособия, детей используют как источник наживы, нападают на нас, грабят и никто их не осудит. А как только мы их ругнем, сразу нас обвиняют в расизме. Тем не менее, сегодня есть статистические данные, которые можно проверить, опровергающие эти мифы. Но их никто не публикуют, политикам это невыгодно, они используют распространенные мифы для своей политики социальной рестрикции.

В информационной кампании «Людей против расизма» фигурировали телеролики на главных каналах в прайм-тайм, рекламные билл-борды и даже завоевавший популярность слоган Máte syndROM? Организация аргументировала рационально - обнародовала цифры и графики, оперировала статистикой – и эмоционально - рассказывала душещипательные истории «вышедших в люди» цыган, таких как военный офицер, воспитательница в детском доме, банковский чиновник, проект-менеджер, учитель, журналист, повар, стараясь показать, что они успешны и нашли работу лишь потому что им посчастливилось родиться в интегрированной семье, а не в гетто.

Продолжает Ирена Бихариова:

- Сложнее всего было уговорить цыган рассказать свои истории. Потому что быть цыганом в Словакии – стыдно. Люди не хотят, чтобы их трогали. Они нигде не распространяются о том, что они – цыгане. Слава богу, интегрировались, нашли работу, нашли свое место в обществе, они стыдятся подчеркивать свое происхождение. Таким образом, цыгане скорее отрекаются от своей идентичности, чтобы доказать большинству, что они могут быть приняты в песочницу. В некоторых случаях они даже ругают своих соплеменников, живущих в гетто, говоря: «Посмотрите, я - другой, я не такой цыган, как они». Это очень грустно.

Выходит замкнутый круг. Неприятие и противостояние следует из того, что социально исключенные цыгане живут рядом с большинством. Политики предпринимают популярные шаги, которых требует общество, заключающиеся в социальных урезаниях и репрессиях. Opinion-makers не трогают эту тему по причине ее невыгодности. Напряжение растет, активисты негодуют, политики разводят руками, общественность раздражается.

- Сегодня я бы уже не добивалась своей цели информационными кампаниями, потому что все равно скажут: «Ладно, у вас есть несколько порядочных нормальных цыган, но делайте же что-то с теми, кто в гетто». Сегодня я бы избрала путь незаметной, медиализации. Скажем, у нас есть какой-то тематический жанровый журнал, допустим «Женщина и жизнь», там интервью с воспитательницей в детском доме, которая by the way цыганка. В будущем будем работать в этом направлении. Мы продолжим эту тему в одной из ближайших рубрик, где поговорим о том, перенимает ли Чехия опыт соседских стран и что делается для того, чтобы предупредить ранние браки среди цыган