Агнешка Холланд представила свой фильм в Праге

07.06.2012

В среду 14 ноября в 18:30 в Испанской синагоге пражского Еврейского музея в Праге состоится чешская

премьера последней кинокартины Агнешки Холланд «Во мраке» («В темноте») с участием режиссера, которая училась своему ремеслу именно в Праге. Одновременно это также станет завершением проекта 2012 года «Польский сезон», который осуществляет Еврейский музей и Польский институт при поддержке Чешско-польского форума. В рамках данного цикла проходило ознакомление чехов с историей польских евреев и современным еврейским искусством.

Польско-немецко-канадская лента успела завоевать ряд престижных премий не только в Польше, где у кинотеатров на нее выстраивались очереди, но и во всем мире, а также номинирована на премию «Оскар» в категории «лучший иностранный фильм». В основе киноленты, снятой по книге Роберта Маршалла In the Sewers of Lvov: A Heroic Story of Survival from the Holocaust – реальная история, происходившая в оккупированном нацистами Львове (город тогда принадлежал Польше), где в канализационных шахтах скрывались евреи. Герой фильма Леопольд Соха, мелкий воришка и жулик и одновременно смотритель местных очистных сооружений, изначально помогает скрываться группе евреев из соображений нажиться на них. Проникнувшись состраданием к изгоям, стяжатель, однако, преображается в иного человека. Он, уже совершенно бескорыстно, продолжает прятать евреев, хотя тем самым и подвергает себя и свою семью угрозе смерти.

Агнешка Холланд: «Я восприняла это так, что в фильме должны звучать языки, на которых там действительно тогда говорили. Львов был мультикультурным городом, евреи говорили по-польски, на идиш, по-немецки, поляки - по-польски и на таком типичном сленге, который называется «балак», в обиходе был и украинский язык. Мы перевели наш сценарий на все эти языки, которые принялись изучать наши актеры, и в процессе подготовки к съемкам возникла такая языковая школа, так что актеры смогли потом войти в эту реальность совершенно естественным образом. Вообще-то это были самые ужасные съемки в моeй жизни, съемочный штаб говорил, что это концлагерь. Когда съемки завершились, все были изнурены и счастливы, что это конец». Фильм снимался практически в кромешной тьме. Агнешка Холланд убеждена в том, что это поможет зрителю на чувственном уровне ощутить весь кошмар ожидания смерти, страх и мрак, переживаемый львовскими евреями, которые были обречены провести в подземелье 14 месяцев».

Примерно 20-25% этих сцен мы снимали в канализационных шахтах, остальное - в студии, созданной в Лейпциге молодым немецким архитектором. В студии, однако, был жуткий холод, так как это не было такое профессиональное помещение, а что-то вроде цеха, - 30 градусов по Цельсию, как в Сибири, и мы снимали в этих ужасных условиях. Когда же мы очутились в настоящем подземелье, там было приятнее, градусов 14 тепла, это вроде винного погреба. В основном то, что снято в канализационных шахтах, побольшей части было сделано в Лодзи, кое-что – в Лейпциге и Берлине. До этого мы собирали о них подробную документацию, и я побывала в восьми или девяти городах.

Оператором кинокартины является Йоланта Дылевска, это всего лишь второй опыт сотрудничества с женщиной-оператором для Холланд.

«Я знала ее работы, она также сняла несколько полнометражных документальных фильмов, касающихся еврейской темы, к которым подошла очень творчески и чутко. Поэтому я надеялась, что она не только поработает со светом, но и привнесет в фильм нечто свое, и ей не надо будет объяснять все от А до Я. В процессе съемок выяснилось, что она - вегетарианка, а у меня как раз до этого был опыт с вегетарианкой-оператором. Она была американкой, очень талантливой, но не справлялась с нагрузками, может быть, как раз по этой причине. Мне пришлось прервать с нею сотрудничество. Начало, признаюсь, было очень тяжелым, я хотела, чтобы все снималось во тьме. Потом дело наладилось, Йоланта – просто блестящий кинооператор. Свет и освещение для нее как дыхание, продолжение проявления ее чувств. Иногда для нее эта работа была очень трудной, я орала на нее и была неприятной», - вспоминает режиссер кинокартины