Бетховен и Чайковский прозвучали в Праге в честь 200-летия победы над Наполеоном

15.01.2013

В воскресенье в пражском Муниципальном доме состоялся торжественный концерт российского Большого

симфонического оркестра имени Чайковского. Представление было дано в рамках празднования Россией двухсотлетнего юбилея окончания Отечественной войны 1812 года.

Симфонический оркестр под руководством Владимира Федосеева совершает мировое турне не только в честь 200-летия победы русского народа над наполеоновскими войсками, но и отмечая 80-летний юбилей дирижера, который уже сорок лет бессменно стоит за дирижерским пультом.

В Муниципальном доме прозвучала третья симфония Бетховена под названием Heroica и серенада для струнного оркестра Чайковского.

В 1802 году Бетховен побывал в Гейлингенштадте, где написал завещание своим братьям, поскольку планировал покончить с собой. Вместо этого он написал симфонию «Эроика», которую вначале посвятил Наполеону Бонопарту. После того, как Наполеон провозгласил себя императором, Бетховен уничтожил посвящение. Чайковский же написал свою серенаду для струнного оркестра в 1880 и посвятил ее композитору Карлу Альбрехту.

Однако главным произведением была все-таки торжественная увертюра Чайковского «1812». Она сопровождалась звуками пушек и колоколов, и заставила весь зал подняться на ноги. Патриотическая и величественная кульминация увертюры не оставила равнодушным ни одного зрителя.

Как оркестр имитирует звуки пушечных залпов поясняет Владимир Федосеев:

- Были такие случаи, на улицах, площадях, но сейчас уже сами пушки не употребляется. Это – каноны. Большой барабан со спущенной кожей. Бьешь в него – такое впечатление, что это пушка.

Изначально предполагалось привезти в Прагу целую программу под названием «Война и мир».

- У нас специальная программа есть «Война и мир», его мы возили во Францию. Это Чайковский, Бетховен, Толстой, Прокофьев – литературно-музыкальная композиция, с актерами и с музыкой. Сначала мы хотели сыграть целиком программу «Война и мир», но получилось, что нужно было искать чешских актеров, все было сложнее. Третья симфония Бетховена тоже касается этой темы. Ну и мы носим имя Чайковского, и мы должны играть Чайковского, и мы должны играть ее лучше, чем другие. У Дворжака тоже есть струнная серенада, и у нас есть. И Дворжак любил очень это сочинение, и Чайковский любил Дворжака серенаду… Все вместе сложилось вот в такую программу.

В рубрике «Разговор напрямую» продолжим беседу с Владимиром Федосеевым о музыке, чешской публике и мечтах