Замок над стрелкой

27.02.2013

Сегодня мы пригласим вас отправиться в город Мельник, что всего-то в получасе езды от чешской столицы

на машине. И да поможет нам в этом уже знакомая нашим слушателям гид компании Empire Service Даша Горакова, как всегда, всезнающая и остроумная.

Не успев, как следует, согреться в автобусе, мы выходим на главной площади города. Из всех окружающих нас домов выделяется недавно отреставрированное здание городской ратуши. По большей части, барочное, но с «вкраплениями» классицизма. Управляющие этим небольшим (около двадцати тысяч жителей) городком заседают здесь и в настоящее время. Интересны и несколько домов с волютами (Даша называет волюты щитами), с завитками вниз. Некоторые эти здания появились здесь еще в эпоху Возрождения, но сейчас уже сложно обнаружить «остатки прежней роскоши» – преобладает барокко.

Отметилась здесь и последняя, к счастью, не столь продолжительная эпоха – социалистическая. Здания мышиного цвета, несомненно, не придают главной площади города жизнерадостности, но, с другой стороны, и это тоже история, пусть и новейшая, пусть и мрачная.

Раз уж мы заговорили об истории, не мешало бы сказать пару слов об основных этапах развития Мельника. Некоторые историки склонны предполагать, что в этих местах уже в V-VI веках жили предки пшованов, древнего славянского племени. По утверждению Даши, летописи свидетельствуют о существовании города уже в те времена. Но, если принимать в расчет только данные археологов, ничего раньше IХ века мы не найдем. По Козьме Пражскому, пшованы, благодаря браку Борживоя с дочерью последнего пшованского князя Славибора Людмилой, соединились в Х столетии с более сильным родом Пшемысловичей. Расположенная на площади современная скульптурная композиция Винцента Маковского как раз и напоминает нам о славянских дружинах тех давних времен.

Немногим позже, в Х веке, возникла крепость Мельник. Сначала она, по всей видимости, была деревянной, но уже в конце Х столетия возвели каменные укрепления. Постепенно вокруг каменного замка и начало разрастаться поселение, которому в 1274 году Пршемысл Отакар II пожаловал статус города.

Помимо самого замка и нескольких красивых костелов, есть в Мельнике и еще одна достопримечательность, скрытая от глаз горожан и гостей города – разветвленная сеть поздемных ходов. Раньше подземные ходы использовались не только при обороне города, но и как своего рода холодильники, склады продуктов.

Мы покидаем центральную площадь и направляемся к замку, расположенному всего-навсего в трех минутах ходьбы. Рядом с ним находится очень красивый готический костел святых Петра и Павла. А о том, что находится под храмом, нам сейчас расскажет Даша: «Под костёлом есть еще одна местная достопримечательность – костехранилище. Костница, правда, не такая большая, как в городе Кутна-Гора, где, по разным источникам, собраны кости от 30 до 40 тысяч человек. Здесь костей раза в три меньше. А знает ли кто из вас, зачем в старину сооружали подобные костехранилища?»

Никто из моих спутников этого не знал. Даша привела две причины. Во-первых, городские кладбища не могли до бесконечности расширяться. Из старых могил выкапывали кости и складывали в костницу, а в свободную от старого захоронения могилу отправляли в последний путь нового покойника. Во-вторых, Иосиф II в конце XVIII века ликвидировал все кладбища внутри городов. По существовавшему тогда убеждению, грунтовые воды, соприкасаясь с останками умерших, могли вобрать в себя достаточную для возникновения эпидемии заразу. Здешнее кладбище раскопали, все кости снесли в костницу и замуровали ее. Долгое время никто не имел к ней приступа, посему она так хорошо до наших дней и сохранилась.

Под звон колоколов костела святых Петра и Павла входим во внутренний двор замка, и взгляд тут же падает на элементы ренессанса: арки и многочисленные сграффито. С середины XVIII века замок находится во владении рода Лобковиц, сейчас здесь живет самый молодой представитель оной знатной фамилии, Иржи.

Как мы уже говорили, каменная крепость на этом месте возникла в Х столетии. Сначала это была романская постройка, в XIII-XIV веках ее постепенно перестроили. В готическом, понятное дело, стиле. Замок Мельник практически с самого своего основания был замком вдов. Вот как это поясняет Даша Горакова: «После того как умирал правитель, а его сын женился и восходил на престол, супруга покойного монарха (и она же будущая бабушка) отправлялась сыном в такой замок. «Вдовских» замков на территории Чехии было всего пять, ближайший к Праге – как раз Мельник. Вплоть до конца XIV столетия вдовы останавливались в этом замке на разный по продолжительности период времени».

В XVI веке Мельник очутился в руках дворянского рода Берка из Дубе, его представители и перестроили замок в стиле эпохи Возрождения (помимо уже упоминавшихся арок и сграффито, на этот стиль указывает и украшение дымовых труб). В течение почти что целого столетия замок переходил от одной дворянской фамилии к другой, как правило, его попросту оставляли в залог. Именно так оказался замок во владении Чернинов. Полностью выкупив Мельник, новые хозяева перестроили одно крыло замка в стиле барокко. Как и в случае с последними пшованами, и здесь произошло объдинение посредством брака родов Чернин и Лобковиц, и замок стал частью имущества последних.

В 40-е годы прошлого века замок некоторое время находился в руках нацистов, по окончании Второй мировой войны сюда снова приехали Лобковицы, но в 1948 году Мельник был конфискован дорвавшимися к власти коммунистами, а Отакар Лобковиц вынужден был эмигрировать. Известно, что он некоторое время жил в Швейцарии, там-то и родился нынешний хозяин замка Иржи фон Лобковиц, получивший замок по Закону «О реституции» в самом начале 90-х годов. С 1992 года замок подвергся серьезной реставрации и наконец-то представл перед туристами таким, каким сейчас его видим и мы.

Не сразу удалось найти мебель, вывезенную бескорыстными строителями развитого социализма. После «бархатной» революции обнаружилось, что партийные боссы настолько любили искусство, что немалое количество единиц старинной мебели осело в их кабинетах, и не только в официальных резиденциях. Иржи Лобковицу понадобилось около десяти лет для того чтобы вернуть всю свою мебель. Даша обещает чуть позже, когда будем проходить по залам замка, познакомить нас с некоторыми предметами мебели, на которых покоились мягкие места главных строителей так и не построенного светлого будущего.

При входе в замок читаем: «Anno Domini 1657». Первая комната, которую сейчас показывают посетителям замка – спальня Иржи Кристиана Лобковица, жившего в первой трети ХХ века. Это был известный автогонщик, о чем свидетельствуют предметы экипировки, завоеванные им кубки, детали автомобиля «Бугатти» и многочисленные фотографии. В 1932 году во время гонки в Берлине он погиб в возрасте 25 лет. Иржи Кристиан был единственным прямым наследником, и на лобковицкий «трон» пригласили его двоюродного брата, Отакара Лобковица, отца нынешнего владельца замка.

Идем дальше, и перед нами возникает картина известного барочного мастера XVII века Карела Шкреты, нам обещают, что в Мельнике мы познакомимся еще с несколькими его работами. Пока же – в основном портреты членов семества Чернин и Лобковиц. Среди них – Антон Эусебиус фон Лобковиц на фоне Эскориала. Усыпальница испанских королей изображена не случайно – Антон Эусебиус был известным политиком и дипломатом и работал, в том числе, и в Испании.

В следующем зале привлекает внимание богато инкрустированная барочная мебель XVII века. А вот стол в стиле рококо приглянулся в свое время любителям искусства из числа швондеров – Иржи Лобковиц нашел его в Министерстве культуры.

Переходим в зал эпохи Возрождения. В те времена помещения отапливались при помощи каминов. Один из таких каминов и предстает нашим пытливым взорам. Дрова подкладывали несколькими способами: или напрямую из комнаты, или из соседнего помещения, или даже из коридора. На стенах в этом зале – портреты Габсбургов, носивших в те времена на голове и чешскую корону. На одном из портретов – по выражению Даши, здоровая бабуся (перевожу: Мария Терезия). Что-то в этом Дашином эпитете есть: Мария Терезия, если кто не знает, родила шестнадцать детей, но у нее находилось время и на управлением в течение сорока лет огромной империей, в то время как муж, Франциск I Лотарингский (его портрет здесь тоже имеется), занимался своим хозяйством.

Здесь же можно увидеть и герб рода Лобковиц, ведущего свою историю с XIV столетия. И нечто наподобие их девиза, который я всегда слышу в Пепельную среду: «Прах ты и в прах обратишься». Владения рода постепенно, благодаря удачным бракам (а как же еще?), расширялись. На территории Северо-Западной Чехии сохранилось несколько замков и даже городов, принадлежавших (некоторые принадлежат и поныне) оной знатной фамилии. К примеру, Роуднице-на-Эльбе, замки Йезержи и Нелагозевес. Гости чешской столицы могут посетить Лобковицкий дворец, находящийся в нижней части Пражского града (аккурат напротив Музея игрушек). Хозяева перевезли большую часть ценных картин из замка Нелагозевес именно в Лобковицкий дворец, и сейчас пражане и туристы могут ими без труда (но за денежку) полюбоваться.

А вот и обещанные люнеты Карела Шкреты с циклом, рассказывающем о жизни святого Вацлава, бывавшем, кстати сказать, со своей бабушкой, святой Людмилой, в этих местах. Есть данные о том, что Вацлав и Людмила здесь неподалеку высаживали виноград, на одной из картин мы как раз и видим патрона земель чешских занятым обработкой винограда. Люнеты, написанные Шкретой для одного из монастырей, купил Антон Эусебиус фон Лобковиц.

Следующий зал изобилует картинами с видами городов, написанными в Антверпене в XVII веке. География обширная: Лондон, Париж, Мадрид, Севилья, Нюрнберг, Венеция, Флоренция... Не обошлось здесь, конечно, и без вида Праги почти что четырехсотлетней давности. Помимо видов городов, есть тут и карты Франции, Италии и Голландии, заслуживающие, на мой взгляд, отдельной большой передачи. Думается, есть здесь, где разгуляться не только любителям искусства, но и историкам.

Мы, наконец, добрались до часовни, сохранившейся с готических времен. Часовня, равно как и большие залы замка (с видами городов, к примеру), помимо туристов, распахивает свои двери перед брачующимися или желающими провести банкет по случаю, скажем, дня рождения. Оно и понятно, на содержание столь большого замка нужно изыскивать дополнительные средства. Свод с тяжелыми ребрами – начало эпохи готики. Изначально часовня была посвящена святому Людовику, но позже ее посвятили святой Людмиле. Построена она была по повелению четвертой (и последней) супруги Карла IV Елизаветы Померанской. В глубине часовни – портреты апостолов: Иаков Зеведеев, Иаков Алфеев, Варфоломей, Матвей, Симон-Петр и Иуда, он же Фаддей.

С XVII века сохранился не только алтарь, но и очень ценная с исторической точки зрения алтарная картина, на которой изображена принимающая Крещение святая Людмила. Несмотря на то, что на территории Чехии христиане жили с незапамятных времен, считается, что официальное принятие христианства прозошло в 80-х годах IX века на территории Великоморавской державы. Мефодий крестил князя Борживоя I и его супругу, как раз Людмилу, и еще 16 приближенных к трону знатных особ.

Из других примечательных картин по левой стороне выделяется полотно с изображением святого Вацлава, пекущего гостии. Погибшие от рук близких родственников Вацлав и Людмила и по сей день считаются основными покровителями земель чешских. А по стороне правой – картина, на которой Беллини изобразил Рождество Иисуса Христа. Есть здесь и полотна, приписываемые кисти барочного мастера чешского происхождения Петера Брандла. Как и зал с видами городов, и часовня, безусловно, заслуживает отдельной передачи.

А нас, между тем, уже поджимает время, а мы еще не успели побывать на месте, с которого как на ладони видно слияние Эльбы и Влтавы. Гонимые лаем неизвестно откуда набежавших собак, мы туда спешно направляемся, снова проходя мимо костела святых Петра и Павла и расположенной под ним костницы. И вот, прямо под нами сливаются три русла: Эльбы, Влтавы и канала Влтавы, прорытого для того, чтобы суда, следующие в сторону Дрездена, могли беспрепятственно миновать отмели. Должно заметить, что самое узенькое русло – это Эльба, даже удивительно, почему предки не назвали реку после слияния Влтавой...

Открывается вид на равнину, прямо перед нами в нескольких километрах – небольшой, с зеленым куполом, храм, в котором пкоятся останки некоторых представителей рода Лобковиц. Храм находится в деревне Горжин, и там есть еще один – небольшой – замок в стиле Возрождения, но сейчас его неудачно закрывают высокие деревья.

Хорошо видно отсюда и священную для каждого чеха гору Ржип, но это уже совсем другая история