В тендерe на достройку «Темелина» ЧЭЗ приняла Соломоново решение

29.01.2013

В полуфинале тендера на достройку АЭС «Темелин» компания ЧЭЗ приняла Соломоново решение: оба участника тендера хороши, каждый – по-своему.

25 марта 2013 г. стал новой вехой в развитии самого крупного в истории ЧР тендера – состязания за право на достройку АЭС «Темелин». В этот день заказчик строительства – компания ЧЭЗ – обнародовал решение, отчаянно напомнившее как Царя Соломона, так одновременно и Льва Троцкого, который сказал: «Ни мира, ни войны, армию распустить!». Участники тендера – американо-японская корпорация Westinghouse и чешско-российский консорциум Škoda JS – «Атомстройэкспорт» – ОКБ «Гидропресс» – получили так называемый предварительный рейтинг, то есть, оценку экспертного совета ЧЭЗ качества предложений участников.
По сведениям журнала Ekonom, по итогам оценки экспертного совета, чешско-российский консорциум победил по трём из четырёх пунктов, но при этом Westinghouse получил больше баллов – 80 против 66 консорциума. Предложение консорциума, по мнению ЧЭЗ, было более предпочтительным по цене, стоимости эксплуатации и условиям контракта, в то время как объединившиеся американцы и японцы были впереди по показателю «Лицензирование, управление и технические риски».
Разница в числе баллов обусловлена разницей в «весе» каждого из критериев в общей оценке. То есть, «вес» критерия «Лицензирование, управление и технические риски», судя по итоговым результатам, выше веса таких критериев, как цена и стоимость эксплуатации.
Трудно сказать, что вело ЧЭЗ к тому, чтобы признать технологию, предлагаемую Westinghouse, лучшей с точки зрения технических рисков, если даже многоопытная и уважаемая председатель Государственного комитета по ядерной безопасности ЧР в своё время сказала, что основанное на пассивной безопасности решение американцев пока нигде в мире на практике не апробировано. Не менее трудно понять и лидерство Westinghouse по критерию «управление (строительством – прим. ред.)», если первые два блока проекта АР 1000 строят в Китае сами китайцы с отставанием от графика, а первые возводимые в США блоки АР 1000 на АЭС «Вогль» не только отстают от графика уже на полтора года, но ещё и превысили исходный бюджет как минимум на миллиард долларов.
Как бы там ни было, мнение заказчика обсуждать не то, что не принято, но и прямо противопоказано, поскольку «клиент всегда прав». Предварительный рейтинг – это только отправная точка для переговоров ЧЭЗа с участниками тендера, цель которых – улучшение предложения по всем возможным критериям. И в этом смысле чешско-российский консорциум оказывается в более выгодной ситуации, чем американский участник, поскольку чехам с россиянами надо приложить усилия в направлении улучшения одного параметра, в то время как американцам придётся основательно бороться за деньги – цену, стоимость эксплуатации и сами условия контракта.
Примечательно, что такая категория, как «локализация», то есть, участие чешских предприятий, вообще рейтингом не учитывалось. ЧЭЗ поясняет это тем, что правила Евросоюза не позволяют отдавать предпочтение компаниям из какой-то страны перед фирмами из других стран ЕС, даже если речь идёт о своих собственных, местных предприятиях. Тем не менее, по мнению как представителей промышленности, так и политиков ЧР, настолько важный для развития чешской промышленности тендер не может не включать параметр локализации. Участие в строительстве АЭС даст чешским фирмам такие преимущества и референции, каких они не получат на других проектах, откроет перед ними путь на рынки других стран.
Чешско-российский консорциум по показателю локализации оставляет далеко позади любого конкурента в тендере благодаря беспрецедентно высокой доле участия промышленности ЧР в реализации заказа – до 75%. Таким образом, при победе чешско-российского консорциума предприятия ЧР получат заказов на сумму порядка 6–7 млрд. евро (оценочная стоимость контракта составляет 8–10 млрд. евро).
ЧЭЗ заявляет, что победитель тендера будет объявлен осенью этого года, а до конца 2013 г. с победителем будет подписан контракт на строительство АЭС. При этом в сегодняшней ситуации есть очень много «но», которые могут повлиять как срок проведения тендера, так и на его итог.

Наталья Корнелюк
"Пражский телеграф"