Biocev празднует первые успехи

28.05.2012

Новый биотехнологический и биомедицинский центр Biocev официально начал работать. Biocev является

одним из шести одобренных научных проектов, финансируемых ЕС. Среди них, например, брненский центрально-европейский технологический институт (CEITEC) и лазерный центр ELI. Несмотря на то, что ареал в пункте Вестец у Праги будет достроен только через два года, ученые уже информируют о первых успехах.

Большую часть финансов (2,3 миллиарда крон) центр получает из фондов ЕС, остальное – из госказны. Сам проект является предприятием шести подразделений Академии наук (биотехнологического, физиологического, микробиологического, молекулярной генетики, экспериментальной медицины и макромолекулярной химии), а также двух факультетов Карлова Университета – природоведческого и медицинского.

В планах – привлечь в Чехию иностранных ученых, а также взрастить отечественные таланты.

- У нас есть шанс работать с самыми современными научными технологиями. Мы зависимы от последних аппаратов, которые довольно быстро разрабатываются, поэтому важно, чтобы новая генерация ученых и медиков, которые будут их развивать, учились уже на этих новейших версиях, - считает ректор Карлова Университета Вацлав Гампл.

К июню в центре должно работать уже 600 человек. Кроме заслуженных ученых привлечены будут также 200-250 молодых академиков и студентов. Говорит научный координатор проекта Biocev, председатель чешского общества биохимии и молекулярной биологии, член Европейской молекулярной биологической организации, председатель Академии наук с 2005 по 2009 годы Вацлав Пачес:

- Мы бы хотели сделать из Biocev по-настоящему международную, как минимум – европейскую институцию, ориентированную на трансфер результатов теоретических исследований к практическому приложению. Поэтому мы предполагаем очень тесное сотрудничество с медицинскими учреждениями.

В рамках пяти основных синергетических программ работают 50 команд ученых. Это – функциональная геномика, клеточная биология и вирусология, структуральная биология и протеиновый инжениринг, биоматериалы и тканевый инжениринг, развитие терапевтических и диагностических приемов.

В программе номер один – функциональная геномика – и были достигнуты успехи. В его рамках появилась мышиная лаборатория, коя должна стать составной частью мировой сети подобных лабораторий, в планы которой входит в ближайшие десять лет исследовать функции большей части из 20 000 мышиных генов, подобных человеческим.

- Программа функциональной геномики использует знание генетической информации и пытается идентифицировать функции генов. Геном человека и геном мыши сравнивали уже очень давно. У нас совпадают до 80 процентов генов, а 99 процентов можно назвать очень похожими. Каждому индивидуальному гену мы приписываем его функцию. Мы занимаемся также генетическим модифицированными мышами, - поясняет координатор этой программы Радислав Седлачек.

- Вы работаете в настоящее время со светящимися лабораторными мышами, которые могут существенно помочь при разработке новых лекарств и новых подходов к лечению кожных заболеваний. Расскажите об этом.

- Речь идет о специфической трансгенной мыши, которая продуцирует красный флуоресцентный протеин в дифференцированных верхних слоях кожи. На этой модели мы можем наблюдать, как вырабатывается этот протеин – а он продуцируется особенно, когда кожа повреждена.

- Надо думать, что введение таких белков – серьезный шаг в защиту лабораторных животных – за ними можно долгое время наблюдать, например, следить за развитием опухолей, не убивая их при этом, да?

- Да, это, несомненно, помогает снизить количество экспериментальных мышей. Если требуется детально описать процесс заживания, например, эта мышь позволяет наблюдать его in vivo, то есть, на живущей усыпленной мыши.

- Какие у вас дальнейшие планы?

- Весьма амбициозные. Их очень много. Мы разрабатываем ряд трансгенных моделей. У нас есть список генов, которые мы модифицируем при помощи мышей, чтобы описать их функции. И не только в целом организме, но у нас получается отдельные гены как бы нарочно отключить во взрослом организме, и так мы можем обнаружить их специфические функции в различных тканях – коже, кишечно-желудочном тракте, печени, глазах. Так мы описываем ген за геном, и эту информацию можно потом использовать, например, при планировании новых терапевтических стратегий