Как приручить гидру?

12.05.2012

Мы продолжаем беседу о возможности легализации проституции в Чехии. Недавно по этому вопросу

состоялась конференция, которая организовало чешское учреждение «Наслаждение без риска». Немецкие и голландские гости, званые поделиться опытом, охотно им делились.

Немецкая организация, помогающая проституткам советом и поддержкой, называется HYDRA. Символ организации - остроносая туфля на высоком каблуке, носок которой изображен в виде высовывающей жало змеи. Глава «Гидры» Джоанна Лесняк, по происхождению полька, имеет короткую стрижку и суровый вид. Она показывает присутствующим лернейское чудовище и объясняет:

- Это гидра – это змееподобное существо из древнегреческой мифологии. Если ей отрубали голову, на этом месте вырастало еще две, поэтому истребить ее было невозможно. Название отсылает к мысли, что от проституции невозможно избавиться, и воевать с ней не имеет смысла – лучше приспособиться.

Сравните название и символ чешской аналогичной организации. «Наслаждение без риска» (Rozkoš bez rizika) имеет пиктограмму - две буквы R, развернутые друг к другу ножками и заключенные в сердечко. Ее председатель Гана Малинова носит юбку, ярко красит губы и завивает волосы.

«Гидра» появилась в Германии в далеком 1980 году в западном Берлине. Тогда проституция была запрещена, и они организовали кофейню-консультацию. Теперь это довольно мощная организация. Согласно закону, принятому в 2001 году правительством Шредера, проституция в Германии разрешена, но в определенных местах. Этот закон должен был обеспечить работницам секс-индустрии устройство по трудовому контракту и социальные выплаты. Немецкие проститутки имеют медицинскую страховку, пенсию и даже собственный профсоюз. В «Гидре» 50 процентов клиенток – иностранки. В основном, это проститутки из ЕС, а также Нигерии и Ганы, множество испанок. Самая рискованная группа в плане венерических заболеваний – болгарки, венгерки и румынки.

Напротив, в Чехии на данный момент уменьшилось количество иностранных секс-работниц. Еще недавно среди них встречалось много украинок, негритянок, словачек и цыганок, сейчас же больше 80 процентов проституток – это чешки. Причем более половины из них – матери-одиночки.

- В Берлине проживает 3, 7 миллиона жителей. На это количество – 800 борделей и свингер-клубов. От 10 до 12 тысяч проституток. Из них 23 процента матерей-одиночек, много женщин старше сорока и даже пятидесяти лет. Когда они приходят к нам, мы никогда не пытаемся их отговорить делать то, чем они занимаются, мы не критикуем, мы просто принимаем, поддерживаем, помогаем…

Организация устраивает для проституток курсы иностранных языков и даже рисования, есть проект под названием Train your brain, проститутки получают бесплатную юридические и налоговые консультации, медосмотры. В консультациях стоят гинекологические кресла веселенькой расцветки. К их услугам так называемые self-help groups, библиотека, различные акции, а также различного рода консультации для их партнеров (любовников или мужей). Сотрудники организации сопровождают проституток на биржи труда.

В основном, социальные работники сетуют на то, что незнание иностранных языков, долги, невозможность доступа к социальной системе, стигматизация, а также нередкая алкогольная и наркотическая зависимость делают жизнь проституток совсем нелегкой… Координатор специального проекта Opera по возвращению немецких проституток в более благовидные профессии Клара Райхлд не может похвастаться большим успехом в интеграции проституток в работу, которая не подразумевает торговлю телом.

- Рабочий день проститутки долог, но график довольно гибкий. Не захочет – не придет, это ее доход, захочет – пойдет домой. А теперь представьте, что она это делает 30 лет, а завтра ей нужно придти на работу к восьми и до четырех слушать, что ей говорит шеф. Засасывают и деньги, и образ жизни. Большинство из них не представляют, каково это – жить жизнью обычного человека, вставать утром, ехать в офис.. И как люди устраиваются на работу? О чем говорят с работодателями? Во всем этом мы им помогаем. Очень проблематично в анкете на бирже труда написать «Я 30 лет работала проституткой». Эти женщины зачастую придумывают для детей какую-то работу, куда они каждый день ходят. Одна моя клиентка рассказывала, что она каждый день одевает деловую одежду, блузку и брюки и делает вид перед соседями, что идет на работу. Чуть позже возвращается, переодевается в наряд проститутки и идет на другую улицу – работать. Таким образом, никто никогда не видел, как она на самом деле выглядит.

Клара Райхльд – чешка, выучившаяся в Чехии на учителя и социального работника. В Германии работает также как арт-терапевт.

- Сколько случаев у вас уже было, когда проститутка, решившая уйти из профессии, сделала это, нашла другую работу и была довольна?

- Из 70 клиенток, с которыми мы в настоящее время работаем, ушли 16. Но, должна заметить, что все это – женщины за 45, которые покинули проституцию из-за того, что не могли больше так хорошо зарабатывать. Они работают в области администрации и гастрономии. Из молодых очень многие просто так подрабатывают, пока учатся. Большая часть – студентки или те, что пробуют докончить начатую учебу.

- Много ли эмигранток?

- Это не эмигрантки. Это женщины, которые работают на территории Германии, но регулярно возвращаются домой. У них семьи в Чехии ил в Словакии.

Что же можно сделать, чтобы чешки и словачки не покидали свои семьи и не гнались за длинным рублем в Германии? На вопрос о том, почему Чехия не планирует узаконить проституцию, отвечает председатель организации «Наслаждение без риска» Гана Малинова:

- Легализация имеет много форм, а люди обычно ставят вопрос ребром – «да» или «нет»… В настоящее время закон перестает быть выразительно репрессивным в отношении проституции. Что мешает легализации проституции? То, что из системного вопроса ее превратили в политический, когда легализацию проституции можно запросто записать в избирательной программе…но политической воли на это нет.

- Значит, в Германии и Голландии есть, а в Чехии – нет?

- Здесь она изменчива. Кроме того, в 20 годах Чехия подписала конвенцию против торговли людьми, которая запрещает и наживу с проституции. Это нам мешает признать предоставление сексуальных услуг легальным. Так что, мало того, что политики не относятся к этому серьезно, существуют еще формальные ограничения.

К тому же мы пытаемся добиться изменений в формулировке уже существующего закона. Скажем, там сказано, что когда вы меняете место работы, вы должны немедленно зарегистрироваться, иначе получите штраф в 50 000. То есть, если вы перейдет Мысликовую улицу, вас оштрафуют за то, что вы больше не работаете в Праге-1, но в Праге-2. Это минимально должно быть users-friendly, то есть, устроено так, чтобы работниц это не угнетало и не обижало.

- Проститутки где-то регистрированы, записаны, учтены, внесены? Есть такие документы, чтобы можно было систематизировать этот рынок труда?

- Нет, нигде. К нам они ходят на медицинские осмотры, и часто о них не знают даже владельцы клубов. У нас заведено 10 000 медицинских карт, но это то, что накопилось за 20 лет работы нашей организации. Некоторые уже давно не работают в секс-бизнесе. В год мы проводим 2, 500 осмотров.

- Кто вас финансирует?

- Нашу работу финансирует министерство труда и социальных дел, Минздрав почему-то отказался далее нас спонсировать, и у нас три европейских проекта